Голосование

Вы удовлетворены эффективностью ГРР на предприятиях Вашей компании?

Да
0 (0%)
Нет
2 (100%)
Не могу судить
0 (0%)

Проголосовало пользователей: 1

Голосование закончилось: Июнь 19, 2012, 10:23:32 pm

Автор Тема: Эффективность ГРР на предприятиях ТЭК России и пути ее повышения  (Прочитано 16640 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Тимурзиев Ахмет Иссакович

  • Administrator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 4036
    • Альтернативная нефть
Объективная оценка эффективности ГРР на предприятиях нефтегазового комплекса - взгляд изнутри.
« Последнее редактирование: Март 22, 2012, 12:19:30 am от Тимурзиев А.И. »
Нефть рождается дважды: в недрах Земли и в голове Геолога...

Оффлайн Карпов Валерий Александрович

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 3765
  Источник: "НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЕ-ХХ1 ВЕК", №4/13                                         
В.А.Карпов.
                       Нефтегеологические проблемы больших глубин.


         Прежде всего, необходимо привести несколько ключевых фраз из доклада руководителя Федерального агентства по недропользованию А.П.Попова на заседании  Комиссии по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса и экологической безопасности (13.02.13.)., отражающих состояние и главные направления развития нефтегазовой отрасли России (16).
« …Минерально-сырьевой комплекс России на протяжении многих десятилетий является основой нашей экономики. …В целом созданная поколениями геологов сырьевая база позволяет обеспечить потребности хозяйственного комплекса страны и экспортные поставки по меньшей мере в течение ближайших 40 лет…
 …В основном добывающем регионе страны – Ханты-Мансийском округе – начинают отчётливо прослеживаться тенденции в падении добычи в среднем на 1,5 процента в год. На сегодняшний день 95 процентов всех разведываемых запасов передано недропользователям, которые…не всегда рационально их используют.
…Одной из наиболее серьёзных проблем в нефтяной отрасли является невовлечение в добычу значительной части разведываемых запасов.
Во-первых, не все месторождения осваиваются. Лишь 82 процента разведываемых запасов нефти введено в разработку.
Во-вторых, даже на осваиваемых месторождениях есть неразрабатываемые залежи, и их много. Это наш резерв первой очереди.
…Ситуация с приростами запасов нефти…на первый взгляд, вполне благополучная: в последние пять лет мы приращиваем больше, чем добываем. Но за счёт запасов новых месторождений и залежей компенсируется не более 15–20 процентов текущей добычи, все остальные приросты – это либо доразведка разрабатываемых месторождений, либо переоценка запасов с увеличением коэффициента извлечения нефти.
…Такое положение с приростом запасов объясняется просто: объёмы поисково-разведочного бурения сократились почти с 2 миллионов в 2001 году до 1170 тысяч погонных метров проходки в 2011 году. Для обеспечения расширенного прироста запасов нефти необходимо увеличивать объёмы бурения в 2,5 раза.
…В результате за последние 20 лет в России не был подготовлен ни один новый район нефтедобычи.
…сегодняшняя добыча нефти в России ведётся из запасов, которые были разведаны в 60-е и 80-е годы прошлого века.
…Почти 60 процентов запасов нефти разведано в Уральском федеральном округе, здесь же локализована значительная часть ресурсов. Поэтому, несмотря на довольно высокую выработанность запасов, этот округ в обозримой перспективе останется главным добывающим регионом в России. И именно здесь, в Западной Сибири, мы считаем необходимым сосредоточить основные объёмы геологоразведочных работ.
… предлагаем сконцентрировать усилия на пяти нефтеперспективных зонах. Три из них находятся в Западной Сибири, одна – в Восточной Сибири и одна – в Предкаспии. По нашим расчётам, в пределах этих пяти зон, затратив примерно 65 миллиардов рублей бюджетных средств, можно рассчитывать на выявление запасов нефти категории С1, С2 более 1,8 миллиарда тонн и ресурсов категории С3 – 1,7 миллиарда тонн. Это позволит дополнительно добывать ежегодно порядка 60 миллионов тонн нефти.
…Что же касается российского шельфа – малоизученного обширного пространства. В настоящее время компании «Роснефть» и «Газпром» уже приступили к реализации проектов в Баренцевом и Карском морях. Главной задачей здесь является объединение усилий компаний и государства для завершения геологического изучения арктического шельфа России».
 Дана исчерпывающая характеристика состояния отрасли и направлений ее  дальнейшего развития, но, к сожалению, как видим, проблемы больших глубин не отражены ни в результатах, ни в перспективах, хотя прошедшая в июне 2012 года в Баку первая международная конференция «Потенциал глубокозалегающих углеводородов: будущие энергоресурсы – реальность и прогнозы» показала огромный потенциал больших глубин, обозначила направление, вполне конкурентноспособное с освоением шельфа, а в некоторых случаях – даже существенно опережающее.
Из пяти обозначенных главнейших направлений (кроме шельфа) – три расположены в Западной Сибири, обладающей своей спецификой состояния ресурсной базы и ГРР на нефть и газ (7).
 Совсем недавно возможность наличия нефти больших глубин даже не допускалась, но  открытия в Мексиканском заливе подвигли к  пересмотру этой точки зрения, в том числе и теорий нефтегазообразования и нефтегазонакопления. Казалось бы,  преимущества получает теория неорганического (абиогенного) происхождения нефти.
 Многие также  полагают, что  бассейновое моделирование будет основным инструментом теоретических и прикладных исследований  нефтегазоносности  больших глубин, будет некой панацеей.
Открытие в Южно-Каспийской впадине промышленных месторождений УВ на глубине до 7 км и более, а также открытия в Мексиканском заливе гигантских месторождений нефти Тьюпи и Тибр на глубине 8–10 км доказало возможность нефтегазоносности больших глубин. В интервале глубин 4500–8100 м сегодня разрабатывается более 1000 зарубежных месторождений нефти и газа, и их начальные суммарные извлекаемые запасы составляют 7 % от мировых запасов нефти и 25 % от запасов газа. На этих глубинах в Египте, Ливии, Мексике, Франции и США разведано около 47 % их общих запасов газа. В Мексике и США коэффициент промышленных открытий нефти и газа на больших глубинах достигает 50–71 %. В бассейнах Мексиканского залива, Пермском, Анадарко, впадин Калифорнии и Скалистых гор в глубокопогруженных горизонтах открыто более 225 месторождений и залежей, в том числе и такие крупные как Гомез, Локридж, Койаноза, Торо, Хемон, Рохо, Кейлон-Айсленд и другие (1).
В  2009 году компания Бритиш Петролеум объяви¬ла об открытии гигантского месторождения в Мексиканском заливе в территориальных водах США, на глубине 10690 м на площади Тибр. Впервые на таких глубинах открыто уникальное месторождение нефти промышленного значения. В России и других странах СНГ также успешно осваиваются месторождения нефти и газа на глу¬бинах свыше 4500 м.
И все-таки, трудно согласиться с тем, что этап по¬исков нефти и газа до глубин 7 км уже пройден, как с точки зрения разработки теоретических основ, так и с технической точки зрения. Есть все основания считать, что он продолжится еще не одно десятилетие, что еще кардинально будут меняться методические основы освоения больших глубин. И это, прежде всего, относится к России.
Тем более, что на се¬годняшний день нет общепринятой технологии оценки углеводородного потенциала и прогнози¬рования нефтегазоносности до глубин 12-14 км. Учитывая высокую перспективность поисков УВ глубокопогруженных отложений, проведение ис¬следований в этом направлении представляется весьма перспективным, как с точки зрения изуче¬ния фундаментальных процессов нефтегазообразования и нфтегазонакопления, так и прогнозирования УВ потенциала недр и разработки долгосрочной стратегии раз¬вития нефтегазового комплекса (1).
 И как отмечено на конференции, усилия необходимо концентрировать на следующих основных направлениях:
1.Разработка и усовершенствование мето¬дов картирования очагов возбуждения.
2.Разработка и усовершенствование ме¬тодов картирования каналов, времени и мас¬штабов миграции углеводородов
3.Усовершенствование методов картиро¬вания ловушек сложной конфигурации, оцен¬ка параметров резервуаров (1).
Поскольку реализация первых двух направлений целиком и полностью зависит от фактического материала, полученного при решении третьей проблемы, постольку именно она должна считаться первоочередной.
При этом, очевидно одно, весьма важное и определяющее все остальное, обстоятельство: возможность деструкции нефти на больших глубинах,  как и прямое влияние главной фазы нефтеобразования ставится под сомнение.
В общем случае с глубиной меняется генетический спектр типов ловушек, типов природных резервуаров УВ. Ниже 3000-4000м (в зависимости от региона) преобладают неантиклинальные («неструктурные»), в большей степени тектонозависимые типы ловушек, непластовые типы природных резервуаров, трещинные породы – коллекторы.
Как известно, успешность изучения любых ловушек (а неантиклинальных – в первую очередь) в огромной степени определяет априорная геологическая модель. Используя новые технологии, новые подходы, добываются новые факты, на основе которых уточняется геологическая модель, которая в свою очередь заставляет искать и применять новые подходы для получения новых фактов и т. д.
Поскольку очевидно, что с глубиной резко возрастает роль разломной тектоники (2), необходимо, что бы модель в качестве главного элемента, контролирующего нефтегазоносность, содержала разломное образование со всеми статическими и динамическими характеристиками.
Изучение динамических характеристик разлома и оценка их роли в нефтегазонакоплении неизбежно приводит к геологической модели тектоноблендера (3), объясняющей  все многообразие тектонозависимых ловушек УВ, все процессы, происходящие в системе «порода-флюид».
Под тектоноблендером понимается активный (в определенном пространственно-временном интервале) разлом с приразломным пространством (областью динамического влияния разлома), способствующий смешению флюидов (и иногда – породы) различного состава при определенных тектонофизических условиях (активизации разлома).
Необходимо различать этапы развития тектоноблендера: активные и пассивные.
На активном этапе происходит образование пьезоминимума (вплоть до вакуума), обеспечивающего как вертикальную, так и латеральную миграцию флюидов с их смешением в (при)разломном пространстве.
На пассивном этапе происходит релаксация тектонофизической напряженности, распад пьезоминимума, с распределением УВ вдоль (при)разломного пространства сообразно его физикомеханическим характеристикам.
Если тектоноблендер - это разлом с приразломным пространством, то здесь необходимо подчеркнуть, чем тектоноблендер, являясь более широким понятием, не совпадает с «обыкновенным» разломом. Последний представляет собой статическое тектоническое образование, способное иметь на определенных этапах динамическое развитие с образованием области динамического влияние этого разлома, размеры которой и интенсивность трещинообразования в пределах которой зависят от типа разлома (сброс, взброс, сдвиг, надвиг), от амплитуды  и угла наклона сместителя, от толщин и вещественного состава различных комплексов пород, попавших в эту область.
Любой практикующий геолог - нефтяник может найти на изучаемых месторождениях свидетельства влияния тектоноблендера. Практически на каждом месторождении есть активный разлом, влияние которого наблюдается на временных разрезах, во время проводки скважин, в керне, в процессе разработки и т.п.
Багдасарова М.В. отмечает (11), что анализ имеющейся информации позволяет утверждать о реализации в природе  взаимодействия тектонических подвижек, приводящих к сжатию и растяжению в зонах разломов и внедрению и перераспределению флюидов, сопровождающимся их фазовыми переходами и расслоением. Эти процессы особенно четко проявляются в сейсмоактивных областях (Терско-Каспийском прогибе, Сахалине, Предкарпатье и др.), где распространены месторождения с высокими флюидодинамическими параметрами. Наиболее типичными в этом отношении являются многопластовые месторождения на Терском хребте (Малгобек-Вознесенское, Эльдаровское, Брагунское и др.).  Они распространены как в Терско-Сунженском районе, так и в Предгорном Дагестане (11). Как известно, эти месторождения контролируются глубинными разломами, способствующими развитию трещиноватости и сильной раздробленности фундамента и мезозойского карбонатного комплекса. Последний содержит узкие протяженные залежи нефти массивного типа высотой более 1200 м. Трещиноватость коллектора неравномерная и на участках, где имеются поперечные нарушения (выраженные в структуре поверхности верхнемеловых известняков), она увеличивается, что определяет и более высокие дебиты скважин. Признаки внедрения флюидов легко обнаруживаются по характеру температурного поля, УВ-составу нефти и др. Флюидодинамика Терского хребта сопровождается интенсивной динамикой литосферы в целом. Помимо землетрясений, очаги которых часто располагаются под Терским хребтом на глубине до 50 км (Эльдаровское землетрясение 1913 г.), для этой зоны характерны высокоградиентные современные вертикальные движения земной поверхности и общий подъем хребта.
Высокая активность флюидных систем  создает повышенный температурный фон в зоне нефтегазонакопления. Температура залежей нефти в глубоких горизонтах таких систем (доступных для бурения) иногда превышает 200°С, а постоянные вертикальные перетоки в месторождении создают на одинаковой глубине значительные разности температур. Например, в пределах Терского хребта разница температуры на глубине -3000 м в залежах Эльдаровского месторождения достигает 20°С, а максимальные значения отмечаются вблизи проводящих разрывных нарушений (11).
Гелиеметрическое опробование, проведенное в Припятском прогибе, показало сквозную проницаемость разреза и глубинную природу потока флюидов(11). Приразломная часть опущенного крыла межсолевой залежи (как яркий пример тектонозависимой залежи) контролируются минимальными значениями гравитационного поля, максимальными значениями магнитной напряженности и максимальными амплитудами современных вертикальных движений земной поверхности.
Приведенные примеры примечательны тем, что здесь показаны зоны разуплотнения по данным гравиметрии и изучения современных движений, которые совместно с разломной зоной можно представить в виде тектонического блендера, способного за счет нисходящей фильтрации флюидов образовать скопления УВ ниже уровня с установленной продуктивностью (в том числе в фундаменте) и являться причиной восполнения запасов УВ (.
Примечательно то, что модель тектоноблендера предполагает полигенный характер нефтегазообразования, менее зависимый от какой-то одной гипотезы.
Большие глубины любого нефтегазоперспективного региона – это не только и не столько осадочный комплекс пород, это, прежде всего, породы фундамента различного возраста, который благодаря тектоноблендеру становится регионально нефтегазоперспективным комплексом (4,5).
   Немало регионов России и других стран (Московская и Мезенская синеклизы, юг Западно-Сибирской платформы, центр и юг Припятского прогиба и др.)  волею судьбы, а скорее,- благодаря неадекватному геологическому мышлению, попали в разряд регионов с неясными перспективами, хотя большие глубины этих мест по многим критериям способны содержать промышленные скопления УВ, а для их открытия в качестве «ключа» просто необходимо использование модели тектоноблендера (6,7).
Особую роль модель тектоноблендера предстоит сыграть при оценке перспектив нефтегазоносности «старых» месторождений, при поиске новых горизонтов в их пределах и вблизи них на больших глубинах (8).

Оффлайн Карпов Валерий Александрович

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 3765
Продолжение статьи В.А.Карпова.
Традиционный тип природного резервуара УВ обладает свойством сплошности развития как породы, так и флюида в коллекторе и может быть представлен в виде привычной для всех системы «флюид в породе». Природный резервуар в породах на больших глубинах, образованный благодаря тектоноблендеру, может отличаться прерывистостью породы и сплошностью флюида в коллекторской его части, может образовать здесь систему «порода во флюиде» и поэтому обладать инвертным характером. Представляется, что дилатансия пород, их деструкция в области динамического влияния разлома способствовало подтоку УВ к тектоноблендеру (пьезоминимуму), затем на этапе релаксации инвертного природного резервуара УВ происходило в нем формирование АВПД, как результат определенной интерференции геостатического и геодинамического давлений. Именно по этой причине с глубиной вероятность появления АВПД заметно увеличивается.
Частные случаи проявления на поверхности земли (и воды) инвертного  резервуара («плывуна»): природные - грязевые вулканы, техногенные - фонтаны нефти, газа и породы при строительстве скважин (к примеру, - на баженовскую свиту в Западной Сибири).
Грязевые вулканы могут  рассматриваться как естественные индикаторы тектоноблендера, поэтому, используя модель образования грязевых вулканов можно приблизиться к более правильному пониманию механизма появления и развития тектоноблендера.
Особо показательным является тот факт, что в продуктах извержения  широко распространены обломки более древних пород, что свидетельствует о глубоких корнях грязевых вулканов (15). Действительно, чаще грязевые вулканы связаны с кайнозойскими отложениями, однако наиболее крупные из них секут весь осадочный чехол, уходя корнями в кристаллический фундамент [Гулиев, 2008]. Имеются сведения о мезозойском возрасте фрагментов грязевулканической брекчии, свидетельствующие о более глубоком заложении корней грязевых вулканов [Глумов и др. 2004; Семенович 2000]. Большинство нефтегазоносных структур Азербайджана и прилегающей акватории Каспия осложнено грязевыми вулканами. Приурочены    они к крупным продольным и поперечным нарушениям и расположены в различных частях антиклинальных поднятий. После извержения в вулканической брекчии обнаруживаются нефтеносные песчаники и другие обломки пород с примазками или запахом нефти.  Особо следует отметить,  что грязевой вулкан не разрушает залежи нефти и газа.  Его формирующая роль несомненна и грязевулканические структуры надежный показатель нефтегазоносности глубоких горизонтов.   Накопленный фактический материал однозначно свидетельствует о существовании генетической связи деятельности грязевых вулканов с сейсмичностью.  Можно с уверенностью сказать,  что землетрясения способствуют извержению грязевого вулкана и это обосновывается многочисленными фактами (12,13,14,15).
            Для природных резервуаров УВ, формирующихся в условиях тектоноблендера, характерны существенные генетические отличия:
-традиционные представления о коллекторах и покрышках не приемлемы, т.к. под влиянием тектонической переработки (и сопутствующих вторичных процессов) бывшие покрышки (глины, плотные разности терригенных и карбонатных пород) становятся коллекторами, а песчаники, карбонаты и прочие коллекторосодержащие комплексы по этой же причине превращаются в покрышки;
- размеры и геометрия скопления УВ определяются, главным образом, масштабами емкостного пространства;
-при значительной высоте и малой ширине залежи, последняя имеет в общем случае большую протяженность, т.е. ей присущ линеаментный вид, коррелируемый с контролирующим разломом, либо изометрическую форму, подчиненную узлу пересечения разломов.
       Понятно, что для обнаружения таких скоплений УВ необходимо применение соответствующей методики нефтегазопоисковых работ (3,7,9,10), что составляет главную проблему больших глубин.
Естественно, что в каждом конкретном регионе методика должна быть сугубо индивидуальной, но имеются общие принципы. И одно из самых главных условий состоит в том, что бы в основу методики картирования ловушек УВ  был заложен принцип мониторинга составляющих геодинамического поля. Как известно, повторное нивелирование выявляет наиболее активные зоны современных вертикальных движений, сопоставление результатов дешифрирования разновременных аэрокосмоснимков позволяет трассировать тектонически активные линеаменты на неотектоническом этапе. По аналогии повторные (и может быть неоднократные) наблюдения за изменениями сейсмического, теплового и гравимагнитного полей, четырехмерное (пространственно – временное) изучение больших глубин осадочного комплекса и фундамента любого региона должны способствовать выявлению и подготовке таких объектов под глубокое бурение.
 В частности, сейсморазведка 4Д (площадной сейсмический мониторинг) уже показала себя как эффективное средство контроля разработки месторождений углеводородов. Благодаря получению последовательных сейсмических изображений на одном и том же месторождении, геофизики способствуют выявлению пропущенных залежей, оптимизации размещения эксплуатационных скважин.
Представляется, что огромной важности  и информативности материал можно получить при мониторинге теплового, акустического, магнитного, гелиевого и других физико-химических полей в скважинах, выполнивших свое назначение и подлежащих ликвидации, оставляя их в фонде наблюдательных, создавая таким образом уникальный исследовательский полигон.
Кроме того, методика должна включать следующее:
- исследования, направленные на изучение тектоники региона, на тектоническое районирование, на реконструкцию истории тектонического развития, на выделение этапов пассивного и активного развития, на трассирование тектонически (неотектонически) активных зон (линеаментов) как в прошлом, так и в настоящем;
- выделение зон потенциального накопления УВ на основе тектонического (а не сугубо структурного) анализа;
- локальное прогнозирование ловушек УВ, предусматривающее выведение алгоритма, описывающего все происшедшие первично - седиментационные и вторичные тектонофизические (в т.ч. сопутствующие) процессы и определяющего координаты скопления УВ по площади и по глубине (по разрезу), с прогнозной оценкой его генезиса, геометрии и углеводородного потенциала на основе 4Д - наблюдений геолого-геофизических полей нефтегазоперспективных объектов.
Изучение всех составляющих геодинамического поля прежде всего должно быть направлено на выявление тектонического блендера, определяющего судьбу скоплений УВ (3,5,6).
Т.е., по большому счету, изучение крупного тектонического элемента должно включать в себя в обязательном порядке как региональный, так и локальный этапы, а локальное прогнозирование (моделирование) должно быть выверено тщательнейшим образом, дабы бурение на большие глубины не стало непосильной ношей при нефтегазопоисковых работах, как самое дорогое и слабое звено этого процесса.
         Геологической службой каждой компании должна быть разработана целевая программа геолого-геофизических исследований по каждому региону с нефтегазоперспективными большими глубинами для изучения глубинного строения недр, которая в свою очередь должна являться составной частью общероссийской программы, рассчитанной на много лет.
Возвращаясь к докладу А.П.Попова, необходимо акцентировать внимание на двух пунктах намечаемой программы дальнейшего эффективного развития российской сырьевой базы (16):
«Шестое. Провести актуализацию лицензионных соглашений в части закрепления обязательств недропользователя за проведением геологоразведочных работ, обеспечивающих перевод ресурсов категорий С3 и запасов категорий С2 в промышленные запасы, и дополнение условий лицензионных соглашений геологическими отводами с целью изучения нижележащих горизонтов.
Седьмое. Активизировать геологоразведочные работы на нефть за счёт средств федерального бюджета, сконцентрировав их в малоизученных перспективных регионах страны».
Успешная реализация  обоих пунктов не мыслится без кооперации усилий государства и недропользователей, науки и производства с целью создания схемы глубинного нефтегазогеологического районирования на базе тектодинамической карты  и оценки перспектив нефтегазоносности больших глубин на основе модели тектоноблендера (3,4,5,7,8).
Литература:
1.Сборник тезисов 1-й Международной конференции «Углеводородный потенциал больших глубин: энергетические ресурсы будущего - реальность и прогноз», Баку-2012, «Nafta-Press», 2012.
2.В.А.Карпов. Разлом – как объект изучения при нефтегазопоисковых работах. Недропользование-ХХ1 век.№6/2011(68-70) - №1/2012(74-78).
3.В.А. Карпов. О роли тектонического блендера в нефтегазонакоплении. Недропользование-ХХ1 век.№4/2012.с.56-63.
4.В.А. Карпов. Фундамент – региональный нефтегазоносный комплекс. Отечественная геология.№6/12, с.90-94.
5.В.А. Карпов. О тектоническом блендере – региональном природном образовании в фундаменте. “Геология, геофизика и разработка нефтяных и газовых месторождений”. ВНИИОЭНГ,№1/13.с.18-23.
6. В.А. Карпов. Перспективы нефтегазоносности Московской синеклизы
 (по модели тектоноблендера). Недропользование-ХХ1 век.№6/12,с.74-80.
7. Карпов В.А. Состояние и перспективы развития нефтегазопоисковых работ в Западной Сибири. Геология нефти и газа. 2012, №3.с.2-6.
8. В.А. Карпов. Перспективы выявления новых залежей нефти в пределах и вблизи старых месторождений. Нефтяное хозяйство, №3/2012,20-23.
9. В.А.Карпов. К вопросу оптимизации методики  нефтегазопоисковых работ. Недропользование-ХХ1 век.№5/2011,72-75.
10. В.А.Карпов. Как ищут нефть, или время собирать камни…Нефтегазовая вертикаль.07/2012, с.44-47.
11. Багдасарова М.В. Особенности флюидных систем зон нефтегазонакопления и геодинамические типы месторождений нефти и газа // Геология нефти и газа. – 2001, №3,50-56.
12. Хаустов В.В.  О геодинамическом типе водообмена в пределах
Южно-Каспийской впадины // Матер. Всероссийской  конф. «Де-
газация Земли:  геотектоника, геодинамика, геофлюиды; нефть и
газ; углеводороды и жизнь». М.: ГЕОС, 2010. С. 616—617.
13. Хаустов В.В. Роль геодинамики в формировании гидролитосфе-
ры //В кн. «Будущее гидрогеологии: современные тенденции и
перспективы». СПб.: СПбГУ, ВВМ, 2008. С. 217—230.
14. Холодов В.Н. Грязевые вулканы: закономерности размещения и
генезис. Сообщение 1. Грязевулканические провинции и мор-
фология грязевых вулканов // Литология и полезные ископае-
мые. 2002. № 3. С. 227—241.
15. Алиев Ад.А., Гулиев И.С., Гусейнов Д.А. 2008. Грязевой вулканизма
Южно-Каспийского нефтегазоносного бассейна. Геология Азербайджана, т.
7 (нефть и газ). Изд-во «Nafta-Press», гл 7, 444-512
16. Стенограмма заседания Комиссии по вопросам стратегии развития ТЭК и экологической безопасности. Недропользование-ХХ1 век.№1/13.



Оффлайн Карпов Валерий Александрович

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 3765
 
Новости oilru.com

 
Геология
Росгеология предлагает активизировать геологоразведку в Казахстане
Размер шрифта: 1 2 3 4   
«Нефть России», 12.03.15, Москва, 13:40   
ОАО "Росгеология" предлагает активизировать геологоразведку в Казахстане. Заместитель генерального директора холдинга по науке и перспективному планированию Алексей Соловьев уверен, инвестиции в отрасль, совершенные в 2015-20 гг., принесут существенную отдачу в 2025-30 гг.
«Прирост мировых запасов нефти и газа в 2014 году стал самым низким за последние 20 лет, – отметил Соловьев на первом Международном Форуме «Геологоразведка Казахстана: Фокус Нефть и Газ». – Основной прирост мировых запасов углеводородов происходит за счет шельфа, на суше крупных открытий практически не совершается. При этом республика Казахстан и Российская Федерация – страны, где возможны открытия крупных месторождений как на суше, так и на шельфе».
Как сообщают в Росгеологии, холдинг может выступить партнером при реализации геологических проектов на территории Казахстана. Специалисты уже накопили достаточный опыт работы в регионе с советских времен.
Источник: Агентство нефтегазовой информации
Цитата: "Прирост мировых запасов нефти и газа в 2014 году стал самым низким за последние 20 лет"
Стратегия ГРР - проблема мировая?
И как ее решать?

Оффлайн Тимурзиев Ахмет Иссакович

  • Administrator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 4036
    • Альтернативная нефть
А мы ее и решаем, только власть к нам пока не прислушивается. Но час "икс" приближается со стремительным исчерпанием дармовых запасов, доставшихся в наследство от страны Советов новоявленным нефтяных генералам и чиновничьей бюрократии либеральной России.
Нефть рождается дважды: в недрах Земли и в голове Геолога...

Оффлайн Карпов Валерий Александрович

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 3765
А мы ее и решаем, только власть к нам пока не прислушивается. Но час "икс" приближается со стремительным исчерпанием дармовых запасов, доставшихся в наследство от страны Советов новоявленным нефтяных генералам и чиновничьей бюрократии либеральной России.

А можно ли рассчитывать на власть в таком деле?
Будут ли эффективны волевые приемы, когда идет борьба за умы?
Будет ли возражать власть, если геологическая общественность созреет для перемен в идеологии?

Оффлайн Карпов Валерий Александрович

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 3765
А мы ее и решаем, только власть к нам пока не прислушивается. Но час "икс" приближается со стремительным исчерпанием дармовых запасов, доставшихся в наследство от страны Советов новоявленным нефтяных генералам и чиновничьей бюрократии либеральной России.

А можно ли рассчитывать на власть в таком деле?
Будут ли эффективны волевые приемы, когда идет борьба за умы?
Будет ли возражать власть, если геологическая общественность созреет для перемен в идеологии?

К слову, пока они не уменьшаются... 

РФ увеличила запасы нефти в 2014 году на 750 млн тонн
printer.gif
clock.gif13/03/2015 10:39
Москва. Прирост запасов нефти и конденсата в РФ по итогам 2014 года составил 750 миллионов тонн, природного газа – 1,250 триллиона кубометров. Об этом следует из материалов Минприроды.
В 2014 году обеспечено расширенное воспроизводство углеводородного сырья. Прирост запасов нефти и конденсата составил 750 миллионов тонн (или 146% от объема добычи в 2014 году), природного газа – 1,250 триллиона кубометров (или 195% от объема добычи), передает Прайм.http://angi.ru/

Оффлайн Тимурзиев Ахмет Иссакович

  • Administrator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 4036
    • Альтернативная нефть
Не мне Вам рассказывать, Валерий Александрович, что это липовые приросты, это ничто иное, как "игры в цифры" - приросты за счет уточнения подсчетных коэффициентов и КИНов.

А где новые серьезные открытия: месторождения, зоны или области нефтегазонакопления, я не спрашиваю за нефтегазоносные бассейны и провинции, которые не открывались со времен разрушения СССР?.

Почему тогда падает добыча по ряду нефтяных компаний и целым регионам (ХМАО, например) уже в течение нескольких лет?
Нефть рождается дважды: в недрах Земли и в голове Геолога...

Оффлайн Карпов Валерий Александрович

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 3765
Не мне Вам рассказывать, Валерий Александрович, что это липовые приросты, это ничто иное, как "игры в цифры" - приросты за счет уточнения подсчетных коэффициентов и КИНов.

А где новые серьезные открытия: месторождения, зоны или области нефтегазонакопления, я не спрашиваю за нефтегазоносные бассейны и провинции, которые не открывались со времен разрушения СССР?.

Почему тогда падает добыча по ряду нефтяных компаний и целым регионам (ХМАО, например) уже в течение нескольких лет?

И тут спорить сложно.
Запасы (прирост) не липовые, но структура их действительно не позволяет надеяться на долгое продолжение такой динамики.
Нового в ней мало, а значит и задела, что обеспечивает устойчивость тренда, - мало.
А где, кроме шельфа, В.Сибири, можно сейчас рассчитывать иметь новые серьезные открытия: месторождения, зоны или области нефтегазонакопления,  нефтегазоносные бассейны и провинции, аналогичные Советским?.

Оффлайн Андреев Николай Михайлович

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 577
  • Геофизика - это не всегда сложно, дорого и долго.
    • Эффективная геофизика
...
А где, кроме шельфа, В.Сибири, можно сейчас рассчитывать иметь новые серьезные открытия: месторождения, зоны или области нефтегазонакопления,  нефтегазоносные бассейны и провинции, аналогичные Советским?.
Да будет вам скоро несколько нефтегазоносных провинций. О Московской синеклизе повторяться уже не стоит. Этот вопрос должен решиться уже вот-вот. Если всё будет нормально в вопросе привлечения инвесторов, следующей нефтегазовой провинцией станет Зауральская. Куда войдут Курганская область, самый Юг Тюменской области и Челябинская область. А там, глядишь, дойдёт и до Омской области. Я не говорю о той её части на самом севере, где уже кое-что нашли, робко ограничивая поиски лишь районами, соседствующими с показавшим себя уже ХМАО и севером Тюменской области. Огромные запасы там имеются в районах совсем рядом с Омским НПЗ.
Для начала, как-то так будет.
Нет ничего более простого в геологии, чем поиски месторождений нефти. Нет большей глупости в мире, чем та неадекватная цена, которую общество вынуждено платить за это.

Оффлайн Карпов Валерий Александрович

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 3765
...
А где, кроме шельфа, В.Сибири, можно сейчас рассчитывать иметь новые серьезные открытия: месторождения, зоны или области нефтегазонакопления,  нефтегазоносные бассейны и провинции, аналогичные Советским?.
Да будет вам скоро несколько нефтегазоносных провинций. О Московской синеклизе повторяться уже не стоит. Этот вопрос должен решиться уже вот-вот. Если всё будет нормально в вопросе привлечения инвесторов, следующей нефтегазовой провинцией станет Зауральская. Куда войдут Курганская область, самый Юг Тюменской области и Челябинская область. А там, глядишь, дойдёт и до Омской области. Я не говорю о той её части на самом севере, где уже кое-что нашли, робко ограничивая поиски лишь районами, соседствующими с показавшим себя уже ХМАО и севером Тюменской области. Огромные запасы там имеются в районах совсем рядом с Омским НПЗ.
Для начала, как-то так будет.

И ведь Вы правы: так и будет (может не в том порядке), но только когда?
Случай с Московской синеклизой - уникален. но что надо, что бы он повторился?

Оффлайн Карпов Валерий Александрович

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 3765
Из http://www.ngv.ru/ma...ki-perspektivy/   Мир и Россия: нефтяной потенциал и возможности развития
Мировое потребление энергоресурсов неуклонно нарастает — за последние 10 лет более чем на 30%, а к 2040 году увеличится на 45%. Однако анализ вселяет уверенность в высокой обеспеченности мировой добычи нефти текущими разведанными запасами.
Наибольшие перспективы по наращиванию добычи жидких УВ сохраняют страны ОПЕК, но с перспективой пикирования цен.
Сегодня за счет освоения сланцевых формаций серьезным драйвером роста мировой добычи нефти являются США. МЭА свидетельствует: только 4% сланцевой нефти США оказывается сегодня нерентабельной при цене нефти ниже $80. Сегодня США — главный pricemaker мировых цен на нефть и останется таковым, по крайней мере, до 2020 года. Ожидать цен выше $70–80/барр не приходится.
В складывающихся условиях говорить о сохранении роли России на международных энергетических рынках достаточно сомнительно. По нашему мнению, выход есть — нужна политическая воля с принятием комплекса самых решительных и насущных мер. В противном случае нас ждет спад добычи, а неизбежные потери в экономике страны станут необратимыми.
СЕМЕН КИМЕЛЬМАН Московский филиал ВСЕГЕИ. ИГОРЬ НЕЖЕНСКИЙ ВСЕГЕИ, ЮРИЙ ПОДОЛЬСКИЙ ВНИГРИ
 
Цитата: ",,,нужна политическая воля с принятием комплекса самых решительных и насущных мер. "
А может проще: нужно повысить эффективность ГРР?

Оффлайн Тимурзиев Ахмет Иссакович

  • Administrator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 4036
    • Альтернативная нефть
Карпов В.А.: "А где, кроме шельфа, В.Сибири, можно сейчас рассчитывать иметь новые серьезные открытия: месторождения, зоны или области нефтегазонакопления,  нефтегазоносные бассейны и провинции, аналогичные Советским?".

Тимурзиев А.И. К созданию новой парадигмы нефтегазовой геологии на основе глубинно-фильтрационной модели нефтегазообразования и нефтегазонакопления. – Геофизика, №4, 2007 с.49-60. http://deepoil.ru/images/stories/docs/avtorsk/raboty/txt_B_58.pdf):

"Учитывая, что масштабы открытий нефти – есть функция объема ловушек, а параметры активности неотектонических движений и мощность экранирующих толщ определяют степень сохранности, фазовый состав и физико-химические свойства УВ скоплений, новая парадигма глубинно-фильтрационной модели нефтегазообразования и нефтегазонакопления открывает безграничные возможности для разведчиков недр. Уже сегодня погруженный фундамент ОБ и обнажения щитов древних платформ, покровно-надвиговые и складчатые зоны горных областей и глыбово-складчатые области активизированных платформ, континентальный склон, шельф и глубоководные котловины мирового океана (на технически доступную глубину), современные грабен-рифтовые структуры над сводами древних платформ (активизированные восходящими астенолитами) и другие неперспективные с точки зрения гипотезы ОМП нефти участки земной коры, должны рассматриваться объектами коммерческого интереса и интенсивных поисков УВ (нефти, газа, битумов, газогидратов). В условиях устойчивого высокого спроса, нефть будут искать везде. Земля дышит УВ (с различной интенсивностью) по всей поверхности, а для концентрации УВ и формирования залежей нужны лишь ловушки, природа которых может быть много богаче принятых сегодня представлений. В соответствии с этим в ближайшее время должна быть кардинально пересмотрена структура прогнозных ресурсов УВ в пределах различных геотектонических зон, в частности, и география мирового нефтегазового потенциала, в целом. Технический прогресс не остановит поиски нефти глубинами осадочного чехла земной коры и верхней части земной коры. Богатейшие скопления УВ уже сегодня могут прогнозироваться в верхней и средней части континентальной коры внутри гранитного слоя (так называемого слоя пониженных сейсмических скоростей или корового волновода) на технически доступных глубинах (10-20 км) в пределах неотектонически активных структур земной коры (предгорные и межгорные прогибы и складчатые борта Альпийского пояса, глубокие депрессии ОБ, континентальные и океанические рифты и области сводообразования над восходящими мантийными астенолитами), а в будущем на глубинах 30-40 км в пределах неотектонически активных структур молодых и древних платформ. Любые интервалы земной коры, характеризующиеся резким градиентом физических свойств (в первую очередь реологических свойств: пластичность-хрупкость), запечатленные в аномалиях физических полей (снижение плотности и вязкости пород, инверсия сейсмических скоростей, повышенная электропроводность и флюидонасыщенность) как коровые волноводы, могут рассматриваться потенциально УВ-насыщенными в пределах мантийных астенолитов (антиклинорного строения нижнекоровых и верхнемантийных поверхностей) и в их отношении могут проектироваться программы научного прогноза и технического освоения глубинных очагов генерации и аккумуляции УВ".
Нефть рождается дважды: в недрах Земли и в голове Геолога...

Оффлайн Карпов Валерий Александрович

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 3765
Карпов В.А.: "А где, кроме шельфа, В.Сибири, можно сейчас рассчитывать иметь новые серьезные открытия: месторождения, зоны или области нефтегазонакопления,  нефтегазоносные бассейны и провинции, аналогичные Советским?".

Тимурзиев А.И. К созданию новой парадигмы нефтегазовой геологии на основе глубинно-фильтрационной модели нефтегазообразования и нефтегазонакопления. – Геофизика, №4, 2007 с.49-60. http://deepoil.ru/images/stories/docs/avtorsk/raboty/txt_B_58.pdf):

"Учитывая, что масштабы открытий нефти – есть функция объема ловушек, а параметры активности неотектонических движений и мощность экранирующих толщ определяют степень сохранности, фазовый состав и физико-химические свойства УВ скоплений, новая парадигма глубинно-фильтрационной модели нефтегазообразования и нефтегазонакопления открывает безграничные возможности для разведчиков недр. ...".

Новости // Экономика

Российский бюджет недополучил прогнозируемые 5,5 млрд рублей в 2015 г от аукционов по недрам

Share on vkShare on facebookShare on mymailruShare on favoritesMore Sharing Services
0
 
Федеральный бюджет получил более 23 млрд рублей с начала 2015 г от аукционов и конкурсов на пользование участками недр.
 
Эту информацию озвучил во время заседания в Минприроды заместитель С.Донского, руководитель Роснедр В.Пак.
Прогноз ведомства касательно финансовых вливаний, по словам В.Пака, пока что оправдался на 81,3%.
 
Всего в министерстве ожидали получить 28,5 млрд рублей.
 
Из них разовые платежи по итогам тендеров на участки недр, содержащие запасы и ресурсы углеводородов, составили 21,4 млрд рублей – т.е. почти 94% суммы, твердых полезных ископаемых – 1,6 млрд рублей или более 6%, а  запасов и ресурсов минвод и лечебных грязей – 1,2 млн рублей, т.е. всего 0,005%.
 
Темпы воспроизводства запасов полезных ископаемых не снижаются.
В России с начала 2015 г прирост запасов углеводородов превысил отметку в  150 млн тонн по категориям ABC1+C2.


 
Прирост запасов нефти и конденсата по итогам 2014 г составил 750 млн т, а природного газа - 1,250 трлн м3.http://neftegaz.ru/news/ctg/economy/

Цитата: "Темпы воспроизводства запасов полезных ископаемых не снижаются."
Может по этой причине новые идеи не востребованы?

Оффлайн Тимурзиев Ахмет Иссакович

  • Administrator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 4036
    • Альтернативная нефть
Свои мысли по этому поводу я изложил в редакционной колонке журнала Глубинная нефть.

Грянул сентябрь – месяц овеянный памятью величия достижений Отечественной нефтянки и славой ее созидателей – геологов, геофизиков, нефтяников и газовиков страны Советов. Становления нашего поколения прошло под гром салютов в честь открывателей Самотлора, Усть-Балыка, Ямбурга, Уренгоя и других уникальных месторождений нефти и природного газа, ставших сегодня «национальным достоянием» олигархов и чиновников как результат реализации рулетки залоговых аукционов чубайсовской приватизации.

На смену похмелья от головокружительных успехов дележки национального достояния великой страны пришел отрезвляющий дождь проблем и вопросов дальнейшего развития отрасли, поставленной безмерными аппетитами власть и нефть предержащих, а также назначенных ими управленцев на грань выживания. Возразите, зачем о грустном, не все так плохо, показатели добычи не тревожат, статистика показывает высокие плановые и фактические показатели, казалось бы пить шампанское и не вспоминать о грустном. Хотелось бы, если не было бы так тревожно от очевидности сокрытого. Как пишут, например, В. Конюхов и А. Рыльков в статье «Ренессанс геологоразведки?»  (http://www.ngv.ru/upload/iblock/744/74409583068a53349abeeb61b18bbc9f.pdf).

«Россия известна миру своими огромными нефтегазоресурсами. Но чего ждать дальше, в частности в геологоразведке, если в нашей политике и экономике, говоря словами Н.Пржевальского, великолепного ученого, мецената и настоящего патриота России, «дела на грош, суматохи на рубль»?

Губительной причиной сложившейся ситуации, на наш взгляд, является сформировавшееся потребительское отношение государства к нефтегазовой отрасли: изъятие нефтяных сверхдоходов не сопровождается ни обратными инвестициями, ни созданием экономических стимулов для модернизации производства: «ресурсное проклятие» придумали те, кто на большее не способен.

Печальным результатом действующей налоговой системы и замены национальной энергетической политики набором корпоративных стратегий стало явное снижение эффективности (в качественном и количественном отношении) и геологоразведочных работ, и добычи, и переработки, временно выигрышным же фактором остается лишь ныне высокий уровень мировых цен.

Вместе с тем, ресурсная база истощается, запасы неумолимо переходят в категорию трудноизвлекаемых, а себестоимость добычи растет и за счет неуклонного перемещения отраслевых проектов в отдаленные и сложные территории, включая Арктический шельф и Дальний Восток России. Разработка такого рода месторождений требует новых подходов, крупных инвестиций, инновационных и дорогостоящих технологий. Такие - зарубежные - технологии есть, но у отечественного сервисного рынка, который отражает общеотраслевую ситуацию, нет даже теоретической возможности доказать, что он не глупее американского, норвежского, китайского…

Выразим общее мнение: участники рынка хотели бы получить от руководства страны четкий сигнал: есть ли будущее у отечественной нефтегазовой отрасли? И если есть ветер, то почему нет мельниц?»

Чтобы сказанное не выглядело голословным, приведем некоторые цифры из доклада Л.В. Оганесяна, озвученного им на 11-м Российском нефтяном конгрессе (Москва, 26 июня 2013). «В России упорно декларируются приросты, превышающие объемы добычи от 25 до 52%. По данным Роснедра превышение объемов прироста запасов над добычей суммарно за 2005-2011 годы составило 1,3 млрд.тн (38,2%), что эквивалентно 3-х годичному объему добычи.

Хочется верить, что это действительно имеет место, но при этом возникают принципиальные противоречия. Дело в том, что эти приросты не коррелируются с физическими объемами реализованных ГРР. В частности, для получения ежегодно 600-700 млн. тн прироста нефти (что декларируется, начиная  с 2006 г.), объем разведочного бурения должен составлять как минимум 3,0-3,5 млн. метров в условиях известных нефтегазоносных провинций России. А на самом деле этот показатель, начиная с 2002 года, колеблется вокруг 1 млн. м. Такой низкий объем разведочного бурения не имел места даже в самые острокризисные 90-е годы прошлого столетия.

После 2002 года произошло чудо: объемы ГРР круто пошли вниз, а приросты дали 3-х, 4-х кратный рост. При этом не обнаружены ни новые нефтегазоносные провинции, ни районы, ни ги-гантские месторождения, способные изменить среднестатистический уровень по России. Причины этого чудесного преобразования вы все хорошо знаете. Приросты зашкаливали не за счет новых открытий, а за счет увеличения КИН и примитивной арифметики в пределах давно выявленных месторождений и залежей. …Такие приросты не могут служить доказательством положительной оценки состояния ГРР и в качестве подтверждающего аргумента революционного перелома кризисной си-туации 90-х годов.

На самом деле идет неудержимый рост низкокачественных запасов. Это чревато опасными последствиями. Дело в том, что динамичная конъектура сырья может создать ситуацию, в условиях которой значительная часть этих арифметических запасов не будет извлечена и составит невозвратные потери. Тем более, что эти приросты уже с успехом выполняют свою роль в деле капитализации добывающих компаний».

Рассмотрим эти тревожные тенденции по надуванию мыльного пузыря ресурсной обеспеченности добывающих компаний на примере отношения эксплуатационного и разведочного бурения (Э/Р), который со всей очевидностью демонстрирует гипертрофированную диспропорцию в приоритетах добывающих компаний. Цитирую далее Л.В.Оганесяна: «Вывод однозначный: рост объемов эксплуатационного бурения, которое обеспечивает соответствующий рост объемов добычи, не сопровождается соответствующими темпами ГРР. Более того, имеет место возрастающий вектор эксплуатационного бурения и пикирующий вектор разведочного, соответственно резкий рост значения Э/Р. В результате величина Э/Р в 2009-20010 годах перешагнула за 20-25. Это превышает уровень 1970 года в 14-17 раз, а уровень 2000 года – в 4-4,5 раза.

И вот главный «эффект». Доля фонтанного способа добычи по сравнению с 1970, 1985, 2000 годами упала соответственно в 10, 5 и 1,5 раза. Среднесуточный дебит скважин уже в 1985 году по сравнению с 1979 годом сократился в 2 раза как результат перехода соотношения двух видов бурения за пределы 5. Затем регресс продолжился по мере роста соотношения эксплуатационного и разведочного бурения.

Помимо арифметического миража по приросту запасов в качестве доказательства благополучия и эффективности в ход пошел другой показатель: общая ценность извлеченного из недр сырья сравнивается с мифической ценностью сырья в недрах, полученной в результате «локализации» прогнозных ресурсов. И получается, что извлеченная из недр материальная ценность многократно компенсирована повышением ценности недр. Но ведь сравниваются несравнимые категории. В одном случае это конкретное материальное вещество, в другом – вероятностная информация о ценности недр с неизмеренной дисперсией. Представляется, что каждому геологу понятно, что извлеченные запасы должны компенсироваться. Без смеха сквозь слезы этот, абсолютно лишенный всякого смысла, показатель воспринимать невозможно. И я удивляюсь, что правительством РФ рассматриваются, принимаются и поощряются подобные упражнения с цифрами».

На основе приведенных фактов автор делает обобщающий вывод: «Произошла подмена основополагающей парадигмы воспроизводства МСБ: опережающее расширенное воспроизводство МСБ сменилось своей противоположностью – расширенным использованием и вялотекущим некомпенсированным воспроизводством».

Приведем графическую иллюстрацию сказанного на примере показателей ГРР отдельно взятого субъекту России – ХМАО. По материалам научно-аналитического центра рационального недропользования им. В.И. Шпильмана (http://www.crru.ru/gr_old.html) мы наблюдаем, как на фоне неуклонного снижения объемов поисково-разведочного бурения снижаются приросты суммарных запасов нефти по вновь открываемым месторождениям, равно как и количество открываемых месторождений (верхний ряд), а также как на фоне неуклонного снижения объемов поисковых работ (МОГТ-2D) наблюдается рост объемов МОГТ-3D, по детальному изучению объектов разработки (нижний ряд). Очевидна цель деятельности НК: извлечение запасов, но не их прирост. О чем наглядно свидетельствуют приведенные ниже графики, по которым наблюдается нисходящий тренд добычи нефти на фоне восходящего тренда объемов эксплуатационного бурения. Добывающие компании работают на короткие деньги, и выстраивают производственную линейку по схеме: добыча – переработка – продажа, при этом вкла-дывают главным образом в разрабатываемые месторождения, перерабатывающие заводы, сеть АЗС и обслуживающую эти производства инфраструктуру. На ближайшую перспективу, связанную с вло-жениями в геологоразведку, поиски нефти и приросты живых запасов,  добывающие компании не тратят.

В пользу этого вывода свидетельствуют и данные, приведенные В.П.Орловым (Недропользование в России, 2007) по расходам на ГРР по углеводородному сырью, показывающие, что этот показатель в России в 2,4-7,5 раза меньше чем в других странах. В частности, объемы финансирования ГРР по УВ сырью в расчете на 1 тонну добываемого сырья составляют в долларах: в Канаде – 12,0; США – 9,9; Китае – 7,0; странах Ближнего Востока – 5,4; Латинской Америки – 5,0; России – 1,6.

Существующая ситуация, которую Л.В.Оганесян определил как «подошедший к точке невозврата глубокий системный кризис, имеет значительно более глубокие корни. Нарушена, а точнее, разрушена вся система геологического изучения недр и воспроизводства МСБ. Без восстановления системы никакие финансовые средства не помогут».

Finita la commedia! На риторический вопрос: кого обманываете, господа?, ответ банально прост:  себя обманываете! Время «халявы» проходит, не вкладывая в нефтянку, ждать от нее щедрой отдачи не приходится, осталось недолго, от силы лет пять, когда мы станем свидетелями неудержимого, а затем уже катастрофического падения добычи нефти и газа в стране. Бездарно проев наследие великой страны, новые хозяева не смогли воспользоваться историческим шансом ее возрождения, на основе рачительного использования и преумножения доставшегося им в наследство богатства.

Хватит ли сил, и где те люди, способные на реализацию столь масштабных проектов восстановления разрушенной системы, подобия министерства геологии СССР. В Союзе, в условиях централизованной экономики, можно было подымать масштабные проекты, а сейчас, когда наше общество разъедает социальная несправедливость, а страна кружится в водовороте коррупционных скандалов, решить сколь-нибудь серьезный вопрос на государственно-чиновничьем уровне просто невозможно. Построена система, не способная к развитию, даже к выживанию, в алчной хватке голодных до сверхприбылей олигархов и воровского чиновничьего аппарата, система забывает о чувстве самосохранения, обрекая наше потомство на безжизненную пустыню после ее административно-хозяйственной деятельности. И все же мы, из бывших советских – неувядаемые оптимисты, надеждой мы живы и Богом хранимы.

Ссылка: Тимурзиев А.И. Редакционная колонка. Электронный журнал "Глубинная нефть". Том 1. №9. 2013. c.1279-1284. URL: http://journal.deepoil.ru/images/stories/docs/DO-1-9-2013/1_Editorial_Article_1-9-2013.pdf
Нефть рождается дважды: в недрах Земли и в голове Геолога...