Автор Тема: Эфиродинамическая гипотеза происхождения нефти Ацюковского  (Прочитано 216593 раз)

0 Пользователей и 2 Гостей просматривают эту тему.


Пархомов Александр Георгиевич
https://youtu.be/4zsHDvdnyDQ

   1

   2
https://img-fotki.yandex.ru/get/196722/223316543.4e/0_1e1da1_18cf8662_orig.jpg

   3
https://img-fotki.yandex.ru/get/194588/223316543.4e/0_1e1da2_d5d4569b_orig.jpg

   4
https://img-fotki.yandex.ru/get/198569/223316543.4e/0_1e1da3_59a0e5d7_orig.jpg

   5
https://img-fotki.yandex.ru/get/198569/223316543.4e/0_1e1da6_f099e8ec_orig.jpg

   6
https://img-fotki.yandex.ru/get/198976/223316543.4e/0_1e1da4_13c0438c_orig.jpg

   7
https://img-fotki.yandex.ru/get/198786/223316543.4e/0_1e1da5_d0f43184_orig.jpg

   8
https://img-fotki.yandex.ru/get/164839/223316543.4e/0_1e1dad_19360450_orig.jpg

   9
https://img-fotki.yandex.ru/get/95629/223316543.4e/0_1e1da7_7df038ab_orig.jpg

   10
https://img-fotki.yandex.ru/get/194869/223316543.4e/0_1e1da8_c06e8e28_orig.jpg

   11
https://img-fotki.yandex.ru/get/197700/223316543.4e/0_1e1da9_e57713ec_orig.jpg

   12
https://img-fotki.yandex.ru/get/197700/223316543.4e/0_1e1daa_df8cbe9f_orig.jpg

   13
https://img-fotki.yandex.ru/get/197700/223316543.4e/0_1e1dab_f62f1253_orig.jpg

   14
https://img-fotki.yandex.ru/get/195518/223316543.4e/0_1e1dac_6ec2636b_orig.jpg

   15
https://img-fotki.yandex.ru/get/168237/223316543.4e/0_1e1dae_5f0373f_orig.jpg

   16
https://img-fotki.yandex.ru/get/197213/223316543.4e/0_1e1daf_487a571c_orig.jpg

   17
https://img-fotki.yandex.ru/get/197213/223316543.4e/0_1e1db0_9e7bd936_orig.jpg

   18
https://img-fotki.yandex.ru/get/195694/223316543.4e/0_1e1db1_77849196_orig.jpg

   19
https://img-fotki.yandex.ru/get/198786/223316543.4e/0_1e1db2_1df7bff8_orig.jpg

   20
https://img-fotki.yandex.ru/get/94596/223316543.4e/0_1e1db3_931750ee_orig.jpg

   21
https://img-fotki.yandex.ru/get/194588/223316543.4e/0_1e1db4_46aa04b0_orig.jpg

   22
https://img-fotki.yandex.ru/get/194588/223316543.4e/0_1e1db5_254cf3b9_orig.jpg

   23
https://img-fotki.yandex.ru/get/195853/223316543.4e/0_1e1db6_39820393_orig.jpg

   24
https://img-fotki.yandex.ru/get/195419/223316543.4e/0_1e1db7_6a81bce0_orig.jpg

   25
https://img-fotki.yandex.ru/get/197700/223316543.4e/0_1e1db8_ec54de69_orig.jpg

   26
https://img-fotki.yandex.ru/get/197213/223316543.4e/0_1e1db9_7eefa915_orig.jpg

   27
https://img-fotki.yandex.ru/get/164839/223316543.4e/0_1e1dba_220bf00a_orig.jpg

   28
https://img-fotki.yandex.ru/get/94596/223316543.4e/0_1e1dbb_34c98c6b_orig.jpg

   29
https://img-fotki.yandex.ru/get/194858/223316543.4e/0_1e1dbc_a8613c34_orig.jpg

   30
https://img-fotki.yandex.ru/get/94596/223316543.4e/0_1e1dbd_75321f1_orig.jpg

   31
https://img-fotki.yandex.ru/get/94596/223316543.4e/0_1e1dbe_5a98b9f8_orig.jpg

   32
https://img-fotki.yandex.ru/get/170749/223316543.4e/0_1e1dbf_37f826b_orig.jpg

   33
https://img-fotki.yandex.ru/get/195694/223316543.4e/0_1e1dc0_d4afe60b_orig.jpg

   34
https://img-fotki.yandex.ru/get/198017/223316543.4e/0_1e1dc1_17c04524_orig.jpg

   35
https://img-fotki.yandex.ru/get/198026/223316543.4e/0_1e1dc2_b075cf55_orig.jpg
« Последнее редактирование: Декабрь 03, 2016, 01:33:40 pm от Шестопалов Анатолий Васильевич »

Философский штурм физматиков

   27.11.2016г.
https://youtu.be/6Yxtfz5J-yU

   27.11.2016г.
https://youtu.be/4lbKggR0V-o


https://youtu.be/1nQoyJPJNrM

Ратис Ю.Л. Оптическая модель квазисвязанного состояния нейтрино и ее обоснование // Журнал формирующихся направлений науки, 2016, N12-13(4). - с.35-44.
http://www.unconv-science.org/pdf/12/ratis-ru.pdf


https://img-fotki.yandex.ru/get/44369/223316543.4e/0_1e2003_3f0c13eb_orig.jpg
« Последнее редактирование: Декабрь 03, 2016, 02:48:23 pm от Шестопалов Анатолий Васильевич »

Болотов Борис Васильевич о холодной трансмутации ядер сравните с Болотовым сегодня и почувствуйте как давно он все это уже сделал, а говорящие мартышки ... продолжают говорить что этого не может быть


https://youtu.be/c3D5MwndVR8


https://youtu.be/qxBpCc7Y3PM
« Последнее редактирование: Декабрь 05, 2016, 11:49:46 pm от Шестопалов Анатолий Васильевич »

05.12.2016г. Данилов Игорь Юрьевич: Пархомов А.Г. полностью не повторил Андреа Росси (никель оказался не задействованным) и это повторение истории с Флейшманом и Понсом в которой Станислав Шпак (Stanislaw Szpak) добился 100% воспроизводимости путем добавления хлорида палладия


https://youtu.be/85tzwykpFV0


http://www.vokrugsveta.ru/telegraph/theory/410/

   Булюбаш Борис Викторович
http://www.vokrugsveta.ru/authors/5/
29.08.2007г.
Горячие страсти вокруг холодного синтеза
Открытие, дезавуированное ещё 20 лет назад, возможно, скоро будет сделано снова

Несмотря на то, что холодный ядерный синтез пока принято считать не существующим, в мире довольно много ученых, не прекращающих свои исследования в этой сомнительной области. Некоторые из них в количестве пятидесяти человек собрались в конце августа в большом конференц-зале Массачусетского технологического института, чтобы обсудить три тысячи публикации последнего времени, в которых содержались скромные, но обнадеживающие, по мнению собравшихся, результаты.
О холодном ядерном синтезе (cold fusion) мир впервые услышал 21 марта 1989 года из пресс-релиза, выпущенного университетом штата Юта (The University of Utah). В пресс-релизе сообщалось, что профессор Мартин Флейшман (Martin Fleischmann) из университета Саутгемптона и профессор Стэнли Понс (Stanley Pons) из университета Юта наблюдали в химической лаборатории университета Юта устойчивую реакцию ядерного синтеза при комнатной температуре; в связи с чем пресс-релиз сообщал о «прорыве в сфере энергетики». Отмечалось что в лабораторной установке используется процесс электролиза, что один из электродов изготовлен из палладия и что для приготовления электролита использовалась тяжелая вода. В пресс-релизе подчеркивалось, что в ходе эксперимента количество выделившееся энергии превышало количество расходуемой — что и дало основания заявить говорить о новом источнике энергии. Один из результатов Флейшмана и Понса состоял в том, что количество выделившейся энергии возрастало с увеличением размеров палладиевого электрода. Этот факт они рассматривали как указание на то, что реакция синтеза каким-то образом связана с палладием.
Нетрудно понять, почему авторы пресс-релиза назвали эксперимент Флейшмана и Понса «прорывом в области энергетики». Перспективы решения энергетической проблемы человечества во многом связываются с возможным решением проблемы управляемого термоядерного синтеза. Такая реакция сопровождается выделением гигантского количества энергии; именно она идет, например, во взрывающейся водородной бомбе, внутри Солнца и других звезд. Там она протекает в неуправляемом режиме. В одной из наиболее распространенных разновидностей реакции термоядерного синтеза в качестве «реагентов» выступают ядра атомов дейтерия (изотоп водорода). В одном случае в процессе реакции происходит синтез атомов гелия, в другом — синтез атомов трития (также изотоп водорода). Существует также вариант, при котором из атомов дейтерия синтезируется изотоп гелия He-3. Добавим к этому, что существенной особенностью реакций синтеза является образование побочных продуктов: в первом случае это гамма-излучение, во втором — нейтроны.



Дейтерий — изотоп водорода, водород же можно легко получить из воды, имеющейся на Земле фактически в неограниченном количестве; именно поэтому с термоядерным синтезом связывают обычно перспективу в решении энергетической проблемы человечества. Синтез не случайно именуется «термоядерным»: ядра атомов дейтерия (протон + нейтрон) должны иметь достаточно большую энергию, чтобы преодолеть расталкивающую электростатическую силу и сблизиться на расстояние, при котором между ними начнет действовать внутриядерные силы сильного взаимодействия, и станет возможным образование ядер более тяжелых элементов. Температура плазмы во время неуправляемой реакции термоядерного синтеза достигает миллионов градусов — этим в значительной мере объясняются трудности с реализацией управляемой термоядерной реакции. Легко представить степень недоверия, с которым научное сообщество встретило новость из университета Юты.
Если допустить, что в экспериментах Флейшмана-Понса действительно наблюдалась реакция синтеза, то и отсутствие высокой температуры надо каким-то образом объяснять. Некий таинственный механизм должен был обеспечить то, что обычно достигается за счет высоких скоростей ядер разогретой плазмы. Кажется естественным допустить в этом случае, что такой механизм должен быть связан с особыми свойствами палладия, из которого, напомню, были изготовлены электроды в электролитических ячейках. В электролите, представлявшим собой раствор инертной соли в тяжелой воде (отличающейся от обычной тем, что атомы водорода в ней заменены на атомы дейтерия) происходит диссоциация атомов дейтерия, разделяющихся на ядро (протон + нейтрон) и электрон. Палладий же обладает специфической способностью абсорбировать большое количество водорода (а в равной степени и дейтерия), а внутри кристаллической решетки палладия ядра атомов дейтерия обладает аномально высокой подвижностью. Предполагается, что именно высокая подвижность и делает возможной реакцию синтеза.
Чтение пресс-релиза сегодня вызывает довольно сложные чувства: кажется, что его авторы ясно представляя себе скептицизм, который вызовут в научном сообществе содержащиеся в нем результаты. Поэтому авторы изо всех сил превозносили высокий профессиональный статус Флейшмана и Понса, ссылались на их академические заслуги и большое число публикаций в престижных научных журналах. В отношении же Флейшмана особо подчеркивалось, что он считается одним из ведущих электрохимиков мира.
Авторы пресс-релиза сообщали, кроме того, что эксперименты Флейшмана и Понса в области холодного ядерного синтеза продолжаются уже более пяти лет, однако умолчивали о том, что у Флейшмана и Понса были предшественники: похожие исследования выполнил Стивен Джонс (Steven Jones) из университета Биргхема Янга (Brigham Young University). Ещё в июле 1987 года Джонс опубликовал в Scientific American статью под названием «Холодный ядерный синтез» (Cold Nuclear Fusion), в которой обратил внимание на необычно высокие концентрации He-3 в окрестности вулканов, и предположил, что как его появление, так и выделение тепла во внутренних слоях Земли могут обеспечиваться реакцией ядерного синтеза. При этом фактор высокой температуры вероятно заменяется на фактор сверхвысокого давления. Между Джонсом и тандемом Флейшмана-Понса существовала устная договоренность о том, что свои статьи с описанием экспериментов в области холодного ядерного синтеза они направят для опубликования в журнала Nature в один и тот же день. Но за день до назначенного срока Флейшман и Понс нарушили договоренность и провели пресс-конференцию. Более того, за десять дней до пресс-конференции в университете Юта Флейшман и Понс, не поставив в известность Джонса, направили статью со своими результатами в Journal for Electroanalytical Chemistry. Узнав о таком вероломстве, Джонс немедленно отправил факсом статью в Nature.



Реакция научного сообщества на пресс-конференцию Флейшмана и Понса была весьма бурной. В лабораториях различных университетов мира были предприняты попытки воспроизвести их эксперименты. За десять месяцев более ста сорока статей о холодном ядерном синтезе увидели свет. Более чем в половине случаев авторы негативно отзывались об идее холодного ядерного синтеза, примерно в четверти случаев оценки были позитивными, в остальных — публикациях данные, полученные Флейшманом и Понсом, не подтверждались, но и не опровергались.
Правительственные структуры тоже не остались в стороне: 13 апреля 1989 года десять национальных лабораторий получили указание начать исследования по холодному ядерному синтезу, а в августе 1989 в Солт-Лейк-Сити официально открылся финансируемый государством National Cold Fusion Institute. Однако эксперты, опрос которых провело Министерство энергетики США, в подавляющем большинстве высказались отрицательно, а Флейшман отказался предоставить экспертам доступ к своим лабораторным записям. В итоге к июню 1991 года National Cold Fusion Institute закрылся, а ещё через год закончился и срок контракта профессоров Флейшмана и Понса с университетом Юта — им пришлось покинуть США и искать себе работу в Европе. Они сумели её найти — во Франции, а финансовую поддержку им теперь оказывают некоторые японские корпорации и частные фонды.
В исследованиях «холодного термояда» наступила долгая пауза. Новый виток в этой истории начался только шесть лет спустя, в 1998 году, когда Станислав Шпак (Stanislaw Szpak) и Памела Мозье-Босс (Pamela Mosier-Boss) объявили о получении трития в своем электрохимическом эксперименте. Они тогда работали в Департаменте прикладных наук (Applied science department) расположенного в Сан-Диего Центра космических и морских военных систем ВМФ США (US Navy’s Space and Naval Warfare Center), и были весьма заинтригованы всей этой историей. К счастью, этот интерес разделял и их руководитель Фрэнк Гордон (Frank Gordon); именно он нашел источники финансирования для новой серии экспериментов. Всего Мозье-Босс и Шпак осуществили сотни экспериментов и опубликовали более двенадцати статей в различных рецензируемых изданиях, среди которых респектабельный журнал Naturwissenschaften. Его авторами в разное время были Альберт Эйнштейн, Вернер Гейзенберг, Конрад Лоренц.
Проходит ещё четыре года, и в 2002 года морское ведомство США публикует доклад, в котором сообщает о наличии новых доказательствах возможности холодного синтеза. А в 2005-м Шпак и Мозье-Босс сообщают о том, что зафиксировали в своих лабораторных установках возникновение новых химических элементов, что, по их мнению, является убедительным аргументом в пользу трансмутации ядер. Исследователи из Сан-Диего модифицировали эксперимент с тем, чтобы ускорить процесс «упаковки» атомов дейтерия в кристаллическую решетку палладия. Новая методика получила название codeposition. Электрод изготовлялся уже не из палладия, а из никеля или из золота и погружался в раствор хлорида палладия и хлорида лития в тяжелой воде. При протекании тока на электроде выделялся и дейтерий, и палладий, а процесс «упаковки» происходил уже за несколько секунд — в отличие от нескольких дней в прежней установке.



Появилась и ещё одна особенность: на новом этапе исследований главные действующие лица — Станислав Шпак и Памела Мозье-Босс — стараются использовать только тот язык, который максимально близок экспертам из их референтного круга (а он в данном случае включал в себя главным образом физиков-ядерщиков). Если в период 1989–1992 годов защитники идеи холодного синтеза упирали преимущественно на положительный энергетический баланс в исследуемой ими реакции, то Мозье-Босс и Шпак стали максимально «вкладываться» в методику регистрации побочных продуктов реакции ядерного синтеза. В своих экспериментах они использовали хорошо зарекомендовавший себя в ядерной физике детектор. Попадающие в него нейтроны, протоны, или, к примеру, ядра атомов трития, разрушают межмолекулярные связи в массиве пластмассы, вследствие чего в ней образуются отчетливые треки, которые можно рассматривать с помощью микроскопа.
В одном из последних экспериментов Мозье-Босс и Шпак расположили детектор вблизи электрода. Микроскопические треки распределились по поверхности детектора явно неравномерно: в участках, располагавшихся вблизи электрода, их было больше, вдали от электродов — вообще не наблюдались. Как и полагается в подобных случаях, исследователи поставили контрольный эксперимент — с электролитом, в котором отсутствовали соли палладия В этом случае на детекторе было обнаружено лишь несколько треков в случайных точках; их появление было, скорее всего, вызвано фоновым радиоактивным излучением и было никак не связано с проводимыми экспериментами.
Несмотря ни на что научное сообщество продолжает демонстрировать дружное отсутствие единодушия, о чем свидетельствует, в частности, майская публикация «Cold fusion — hot news again?» в журнале New Scientist. Предметом дискуссии становится достаточно традиционный для экспериментаторов вопрос: как интерпретировать показания детектора? Лоуренс Форсли (Lowrence Forsley), президент JWK Technologies (одного из партнеров центра в Сан-Диего), основываясь на собственном шестнадцатилетнем опыте исследований реакций синтеза, считает, что по глубине, размеру, распределению показания детектора похожи на типичные следы, оставляемые заряженными частицами.



С ним соглашается физик-ядерщик Гарри Филлипс (Gary Phillils), имеющий двадцатилетний опыт работы с подобными детекторами: «Наблюдаемые в детекторе следы невозможно связать с какими-либо химическими реакциями».
Но на это выдвигаются возражения, что детектор электрохимиков из Сан-Диего на самом деле фиксирует не излучение, эмитируемое электродом, а фон, возникающий из-за незначительного радиоактивного загрязнения лабораторной установки. Предлагаются и другие возражения, в том числе и весьма экзотические, — например, что обнаруженные на детекторе треке могли возникнуть под воздействием космических лучей. (Наличие столь активного случайного источника, способного вызвать появление такого количества треков, прежде всего повлекло бы гибель экспериментаторов.)
Самым уязвимым местом в позиции Мозье-Босс и Шпака по-прежнему остается воспроизводимость их результатов в других лабораториях. Один из немногих — это Уинтроп Уильямс (Winthrop Williams) из Калифорнийского университета в Беркли. О своих результатах, подтверждающих эксперименты Мозье-Босс и Шпака, он рассказал в своем докладе на съезде Американского физического общества в марте 2007 года. Общественное мнение научного сообщества пока по-прежнему настроено скептически, но загадка холодного ядерного синтеза уже вновь, как и в 1989 году, начинает привлекать к себе внимание некоторых правительственных учреждений. Дэвид Нагель (David Nagel), физик из столичного университета Джорджа Вашингтона, упомянул в беседе с корреспондентом журнала New Scientist о готовности Министерства энергетики США (US Department of Energy) начать в какой-то форме финансировать соответствующие эксперименты. Нагель упомянул и о растущем интересе к проблеме холодного синтеза со стороны военных. «Нынешний год может стать переломным в отношении к холодному синтезу», — полагает он.
Интересно отметить, что пока тематика холодного ядерного синтеза находится где-то на периферии общественного внимания. Тем не менее по его поводу успели высказаться некоторые общественно значимые фигуры — например, знаменитый писатель-фантаст Артур Кларк (Arthur Clarck) и нобелевский лауреат по физике Юлиус Швингер (Julian Seymour Schwinger, 1918–1994). Кларк, выступая в 2000 году перед участниками Десятого фестиваля науки, организуемого Британской Ассоциацией, заявил, что эра ископаемого топлива подходит к концу, что обществу необходимы новые источники энергии и что решением проблемы может стать холодный синтез, либо другие, как выразился Кларк, «аномальные источники энергии».
Реплика Швингера, хотя относится к более раннему времени, была более предметной: он заметил, что в случае с холодным ядерным синтезом мы сталкиваемся с недостаточным пониманием механизмов макроскопического воздействия на процессы, происходящие на микроуровне. И пока это остается так, история этих исследований далека от завершения.
« Последнее редактирование: Декабрь 06, 2016, 01:07:47 am от Шестопалов Анатолий Васильевич »

http://www.ozdorovis.ru/systems.php?readmore=31
В 1963г.Болотов Борис Васильевич (1930г. рождения)
 с сотрудниками впервые провел обратимую ядерную реакцию по разложению молибдена электрическим током на ниобий и технеций.

   2007г.
https://youtu.be/ALyv78FHMns

   2007г.
https://youtu.be/5iUpxx1IWAs

   2009г.
https://youtu.be/WTUCExrb4iQ

   2009г.
https://youtu.be/Ix55_r4NIh4

   2009г.
https://youtu.be/SQs54BAfffk

https://geektimes.ru/post/283318/

    Голованов Вячеслав

02.12.2016г.

Холодный ядерный синтез: эксперименты создают энергию, которой не должно быть

Эта область называется теперь низкоэнергетическими ядерными реакциями, и в ней могут быть достигнуты настоящие результаты – или же она может оказаться упрямой мусорной наукой



Говард Дж. Уилк [Howard J. Wilk] – химик, специалист по синтетической органике, уже долгое время не работает по специальности и живёт в Филадельфии. Как и многие другие исследователи, работавшие в фармацевтической области, он стал жертвой сокращения НИОКР в лекарственной индустрии, происходящего в последние годы, и сейчас занимается подработками, не связанными с наукой. Обладая свободным временем, Уилк отслеживает прогресс компании из Нью-Джерси, Brilliant Light Power (BLP).

Это одна из тех компаний, что разрабатывают процессы, которые можно в общем обозначить как новые технологии добычи энергии. Это движение, по большей части, является воскрешением холодного синтеза – недолго существовавшего в 1980-х явления, связанного с получением ядерного синтеза в простом настольном электролитическом устройстве, которое учёные быстро отмели.

В 1991 году основатель BLP, Рэнделл Л. Миллс [Randell L. Mills], объявил на пресс-конференции в Ланкастере (Пенсильвания) о разработке теории, по которой электрон в водороде может переходить из обычного, основного энергетического состояния, в ранее неизвестные, более устойчивые состояния с более низкой энергией, с высвобождением огромного количества энергии. Миллс назвал этот странный новый тип сжавшегося водорода, "гидрино" [hydrino], и с тех пор работает над разработкой коммерческого устройства, собирающего эту энергию.

Уилк изучил теорию Миллса, прочёл работы и патенты, и провёл свои собственные вычисления для гидрино. Уилк даже посетил демонстрацию на территории BLP в Крэнбюри, Нью-Джерси, где обсудил гидрино с Миллсом. После этого Уилк всё ещё не может решить, является ли Миллс нереальным гением, бредящим учёным, или чем-то средним.

История началась в 1989 году, когда электрохимики Мартин Флейшман и Стэнли Понс сделали удивительное заявление на пресс-конференции Университета Юты о том, что они приручили энергию ядерного синтеза в электролитической ячейке.

Когда исследователи подавали электрический ток на ячейку, по их мнению, атомы дейтерия из тяжёлой воды, проникшие в палладиевый катод, вступали в реакцию синтеза и порождали атомы гелия. Избыточная энергия процесса превращалась в тепло. Флейшман и Понс утверждали, что этот процесс не может быть результатом ни одной известной химической реакции, и присовокупили к нему термин «холодный синтез».

После многих месяцев расследования их загадочных наблюдений, однако, научное сообщество пришло к соглашению о том, что эффект был нестабильным, или вообще отсутствовал, и что в эксперименте были допущены ошибки. Исследование забраковали, а холодный синтез стал синонимом мусорной науки.

Холодный синтез и производство гидрино – это святой Грааль для добычи бесконечной, дешёвой и экологически чистой энергии. Учёных холодный синтез разочаровал. Они хотели в него поверить, но их коллективный разум решил, что это было ошибкой. Частью проблемы было отсутствие общепринятой теории для объяснения предложенного явления – как говорят физики, нельзя верить эксперименту, пока он не подтверждён теорией.

У Миллса есть своя теория, но многие учёные не верят ей и считают гидрино маловероятным. Сообщество отвергло холодный синтез и игнорировало Миллса и его работу. Миллс поступал так же, стараясь не попадать в тень холодного синтеза.

А в это время область холодного синтеза поменяла имя на низкоэнергетические ядерные реакции (НЭЯР) [low-energy nuclear reactions, LENR], и существует дальше. Некоторые учёные продолжают попытки объяснить эффект Флейшмана-Понса. Другие отвергли ядерный синтез, но исследуют другие возможные процессы, способные объяснить избыточное тепло. Как и Миллс, их привлекли потенциальные возможности коммерческого применения. В основном их интересует добыча энергии для индустриальных нужд, домашних хозяйств и транспорта.

У небольшого числа компаний, созданных в попытках вывести новые энергетические технологии на рынок, бизнес-модели похожи на модели любого технологического стартапа: определить новую технологию, попытаться запатентовать идею, вызвать интерес инвесторов, получить финансирование, построить прототипы, провести демонстрацию, объявить даты поступления рабочих устройств в продажу. Но в новом энергетическом мире нарушение сроков – это норма. Никто пока ещё не совершил последнего шага с демонстрацией рабочего устройства.

Новая теория

Миллс вырос на ферме в Пенсильвании, получил диплом химика в колледже Франклина и Маршала, учёную степень по медицине в Гарвардском университете, и изучал электротехнику в Массачусетском технологическом институте. Будучи студентом, он начал разрабатывать теорию, которую он назвал "Большой объединённой теорией классической физики", которая, по его словам, основана на классической физике и предлагает новую модель атомов и молекул, отходящую от основ квантовой физики.

Принято считать, что единственный электрон водорода шныряет вокруг его ядра, находясь на наиболее приемлемой орбите основного состояния. Просто невозможно придвинуть электрон водорода ближе к ядру. Но Миллс утверждает, что это возможно.

Эрик Баард, журналист, писавший о Миллсе, отметил однажды, как шокирующе выглядит мысль о спорности модели водорода: «рассказывать физикам, что они ошибались, это всё равно, как рассказывать американским матерям, что они неправильно поняли яблочный пирог».

Один из физиков – Андреа Ратке [Andreas Rathke], бывший научный сотрудник в Европейском космическом агентстве, про которого на сайте агентства сказано, что он «разоблачил большое количество чокнутых». В 2005 году Ратке проанализировал теорию Миллса и опубликовал работу, в которой указал, что теория эта ошибочна и несовместима со всем, что известно физикам (New J. Phys. 2005, DOI: 10.1088/1367-2630/7/1/127).

Сейчас он работает исследователем в Airbus Defence & Space, и говорит, что не отслеживал деятельность Миллса с 2007 года, поскольку в экспериментах не наблюдалось однозначных признаков избыточной энергии. «Сомневаюсь, что какие-либо более поздние эксперименты прошли научный отбор», сказал Ратке.

«Думаю, что в целом признано, что теория доктора Миллса, выдвинутая им в качестве основы его заявлений, противоречива и не способна выдавать предсказания,- продолжает Ратке. – Можно было бы спросить, 'Могли ли мы так удачно наткнуться на источник энергии, который просто работает, следуя неверному теоретическому подходу?' ».

В 1990-х несколько исследователей, включая команду из Исследовательского центра Льюиса, независимо друг от друга сообщили о воспроизведении подхода Миллса и получении избыточного тепла. Команда НАСА в отчёте написала, что «результаты далеки от убедительных», и ничего не говорила про гидрино.

Исследователи предлагали возможные электрохимические процессы для объяснения тепла, включая неравномерность электрохимической ячейки, неизвестные экзотермические химические реакции, рекомбинацию разделённых атомов водорода и кислорода в воде. Те же аргументы приводили и критики экспериментов Флейшмана-Понса. Но команда из НАСА уточнила, что исследователи не должны отбрасывать это явление, просто на случай, если Миллс на что-то наткнулся.

Миллс очень быстро говорит, и способен вечно рассказывать о технических деталях. Кроме предсказания гидрино, Миллс утверждает, что его теория может идеально предсказать местоположение любого электрона в молекуле, используя специальный софт для моделирования молекул, и даже в таких сложных молекулах, как ДНК. С использованием стандартной квантовой теории учёным тяжело предсказать точное поведение чего-либо более сложного, чем атом водорода. Также Миллс утверждает, что его теория объясняет явление расширения Вселенной с ускорением, которое космологи ещё не до конца раскусили.

Кроме того, Миллс говорит, что гидрино появляются при сжигании водорода в звёздах, таких, как наше Солнце, и что их можно обнаружить в спектре звёздного света. Водород считается самым распространённым элементом во вселенной, но Миллс утверждает, что гидрино – это и есть тёмная материя, которую не могут найти во Вселенной. Астрофизики с удивлением воспринимают такие предположения: «Я никогда не слышал о гидрино», говорит Эдвард Колб [Edward W. (Rocky) Kolb] из Чикагского университета, эксперт по тёмной вселенной.

Миллс сообщил об успешной изоляции и описании гидрино при помощи стандартных спектроскопических методов, таких, как инфракрасный, рамановский, и спектроскопия ядерно-магнитного резонанса. Кроме того, по его словам, гидрино могут вступать в реакции, приводящие к появлению новых типов материалов с «удивительными свойствами». Сюда входят проводники, которые, по словам Миллса, произведут революцию в мире электронных устройств и аккумуляторов.

И хотя его заявления противоречат общественному мнению, идеи Миллса кажутся не такими экзотическими по сравнению с другими необычными компонентами Вселенной. К примеру, мюоний – известная короткоживущая экзотическая сущность, состоящая из антимюона (положительно заряженной частицы, похожей на электрон) и электрона. Химически мюоний ведёт себя как изотоп водорода, но при этом в девять раз его легче.

SunCell, гидриновая топливная ячейка

Вне зависимости от того, в каком месте шкалы правдоподобности располагаются гидрино, Миллс уже десять лет назад рассказывал, что BLP уже продвинулась за пределы научного подтверждения, и её интересует лишь коммерческая сторона вопроса. С годами BLP собрала более $110 млн инвестиций.

Подход BLP к созданию гидрино проявлялся по-разному. В ранних прототипах Миллс с командой использовали вольфрам или никелевые электроды с электролитическим раствором лития или калия. Подводимый ток расщеплял воду на водород и кислород, и при нужных условиях литий или калий играли роль катализатора для поглощения энергии и коллапса электронной орбиты водорода. Энергия, возникающая при переходе из основного атомного состояния в состояние с более низкой энергией, выделялась в виде яркой высокотемпературной плазмы. Связанное с ней тепло затем использовалось для создания пара и питания электрогенератора.

Сейчас в BLP тестируют устройство SunCell, в котором водород (из воды) и оксид-катализатор подаются в сферический углеродный реактор с двумя потоками расплавленного серебра. Электрический ток, подаваемый на серебро, запускает плазменную реакцию с формированием гидрино. Энергия реактора улавливается углеродом, работающим в качестве «радиатора чёрного тела». Когда он раскаляется до тысяч градусов, то испускает энергию в виде видимого света, улавливаемого фотовольтаическими ячейками, преобразующими свет в электричество.



Касательно коммерческих разработок Миллс иногда выглядит, как параноик, а иногда – как практичный бизнесмен. Он зарегистрировал торговую марку «Hydrino». И поскольку его патенты заявляют об изобретении гидрино, BLP заявляют об интеллектуальной собственности на исследования гидрино. В связи с этим BLP запрещает другим экспериментаторам проводить даже базовые исследования гидрино, которые могут подтвердить или опровергнуть их существование, без предварительного подписания соглашения об интеллектуальной собственности. «Мы приглашаем исследователей, мы хотим, чтобы другие занимались этим,- говорит Миллс. – Но нам необходимо защищать нашу технологию».

Вместо этого Миллс назначил уполномоченных валидаторов, утверждающих, что могут подтвердить работоспособность изобретений BLP. Один из них – электротехник из Бакнеллского университета, профессор Питер М. Дженсон [Peter M. Jansson], которому платят за оценку технологии BLP через его консалтинговую компанию Integrated Systems. Дженсон утверждает, что компенсация его времени «никаким образом не влияет на мои выводы как независимого исследователя научных открытий». Он добавляет, что «опроверг большую часть открытий», которые он изучал.

«Учёные из BLP занимаются настоящей наукой, и пока я не нашёл никаких ошибок в их методах и подходах,- говорит Дженсон. – С годами я видел много устройств в BLP, явно способных производить избыточную энергию в осмысленных количествах. Думаю, что научной общественности понадобится некоторое время для того, чтобы принять и переварить возможность существования низкоэнергетических состояний водорода. По моему мнению, работа доктора Миллса неоспорима». Дженсон добавляет, что BLP сталкивается со сложностями в коммерческом применении технологии, но препятствия носят деловой, а не научный характер.

А пока BLP провела несколько демонстраций своих новых прототипов для инвесторов с 2014 года, и опубликовала видеоролики на своём сайте. Но эти события не дают чётких доказательств того, что SunCell действительно работает.

В июле, после одной из демонстраций, компания объявила, что оценочная стоимость энергии из SunCell настолько мала – от 1% до 10% любой другой известной формы энергии – что компания «собирается предоставить автономные индивидуальные источники питания практически для всех стационарных и мобильных приложений, не привязанных к энергосети или топливным источникам энергии». Иначе говоря, компания планирует построить и выдавать в лизинг SunCells или другие устройства потребителям, взимая ежедневную плату, и позволяя им отвязываться от энергосетей и перестать покупать бензин или соляру, при этом расходуя в разы меньше денег.

«Это конец эры огня, двигателя внутреннего сгорания и централизованных систем подачи энергии,- говорит Миллс. – Наша технология сделает все остальные виды энергетических технологий устаревшими. Проблемы изменения климата будут решены». Он добавляет, что, судя по всему, BLP может начать выпуск продукции, для начала станций мощностью в МВт, к концу 2017 года.

Что в имени?

Несмотря на неопределённость, окружающую Миллса и BLP, их история – лишь часть общей саги о новой энергии. Когда после первоначального заявления Флейшмана-Понса улеглась пыль, два исследователя занялись изучением того, что правильно, а что нет. К ним присоединились десятки соавторов и независимых исследователей.

Многие из этих учёных и инженеров, часто работавших на собственные средства, интересовались не столько коммерческими возможностями, сколько наукой: электрохимией, металлургией, калориметрией, масс-спектрометрией, и ядерной диагностикой. Они продолжали ставить эксперименты, выдававшие избыточное тепло, определяемое как количество энергии, выдаваемое системой, по отношению к энергии, необходимой для её работы. В некоторых случаях сообщалось о ядерных аномалиях, таких, как появлении нейтрино, α-частиц (ядер гелия), изотопах атомов и трансмутациях одних элементов в другие.

Но в конечном итоге большинство исследователей ищут объяснение происходящему, и были бы счастливы, даже если бы скромное количество тепла оказалось бы полезным.

«НЭЯР находятся в экспериментальной фазе, и теоретически пока не поняты», говорит Дэвид Нагель [David J. Nagel], профессор по электротехнике и информатике в Университете им. Джорджа Вашингтона, и бывший менеджер по исследованиям в Исследовательской лаборатории морфлота. «Некоторые результаты просто необъяснимы. Назовите это холодным синтезом, низкоэнергетическими ядерными реакциями, или как-то ещё – имён достаточно – мы всё равно ничего не знаем об этом. Но нет сомнений, что ядерные реакции можно запускать при помощи химической энергии».

Нагель предпочитает называть явление НЭЯР «решёточными ядерными реакциями», поскольку явление происходит в кристаллических решётках электрода. Изначальное ответвление этой области концентрируется на внедрении дейтерия в палладиевый электрод при помощи подачи большой энергии, поясняет Нагель. Исследователи сообщали, что такие электрохимические системы могут выдавать вплоть до 25 раз больше энергии, чем потребляют.

Другое основное ответвление области использует сочетания никеля и водорода, которое выдаёт до 400 раз больше энергии, чем потребляет. Нагель любит сравнивать эти НЭЯР-технологии с экспериментальным международным термоядерным реактором, основанным на хорошо известной физике – слиянии дейтерия и трития – который строят на юге Франции. Стоимость этого 20-летнего проекта составляет $20 млрд, и его цель в производстве энергии, превышающей потребляемую в 10 раз.

Нагель говорит, что область НЭЯР повсеместно растёт, и главные препятствия – это недостаток финансирования и нестабильные результаты. К примеру, некоторые исследователи сообщают, что для запуска реакции необходимо достичь некоего порогового значения. Она может потребовать минимального количества дейтерия или водорода для запуска, или же электроды необходимо подготовить, придав им кристаллографическую ориентацию и поверхностную морфологию. Последнее требование – обычное для гетерогенных катализаторов, используемых при очистке бензина и на нефтехимических производствах.

Нагель признаёт, что у коммерческой стороны НЭЯР тоже есть проблемы. Разрабатываемые прототипы, по его словам, «довольно грубые», и пока ещё не появилось компании, продемонстрировавшей работающий прототип или заработавшей на этом деньги.

E-Cat от Росси

Одна из ярких попыток поставить НЭЯР на коммерческие рельсы была сделана инженером Андреа Росси из компании Leonardo Corp, находящейся в Майами. В 2011 году Росси с коллегами объявили на пресс-конференции в Италии о постройке настольного реактора «Энергетический катализатор» [Energy Catalyzer], или E-Cat, производящего избыточную энергию в процессе, где катализатором служит никель. Для обоснования изобретения Росси демонстрировал E-Cat потенциальным инвесторам и СМИ, и назначал независимые проверки.



« Последнее редактирование: Декабрь 11, 2016, 12:36:51 am от Шестопалов Анатолий Васильевич »

ПРОДОЛЖЕНИЕ,
начало  http://deepoil.ru/forum/index.php/topic,46.msg14212.html#msg14212

Росси утверждает, что в его E-Cat происходит самоподдерживающийся процесс, в котором входящий электрический ток запускает синтез водорода и лития в присутствии порошковой смеси никеля, лития и алюмогидрида лития, в результате которого появляется изотоп бериллия. Короткоживущий бериллий распадается на две α-частицы, а избыточная энергия выделяется в виде тепла. Часть никеля превращается в медь. Росси говорит об отсутствии как отходов так и излучения вне аппарата.

Анонс Росси вызвал у учёных то же неприятное чувство, что и холодный синтез. Росси вызывает у многих людей недоверие из-за своего спорного прошлого. В Италии его обвинили в мошенничестве из-за его предыдущих деловых махинаций. Росси говорит, что эти обвинения остались в прошлом и не хочет обсуждать их. Также у него однажды был контракт на создание тепловых установок для ВС США, но поставленные им устройства не работали по спецификациям.

В 2012 году Росси объявил о создании системы мощностью в 1 МВт, пригодной для отопления больших зданий. Также он предполагал, что к 2013 году у него уже будет фабрика, ежегодно производящая миллион установок мощностью в 10 кВт и размером с ноутбук, предназначенных для домашнего использования. Но ни фабрики, ни этих устройств так и не случилось.

В 2014 году Росси продал технологию по лицензии компании Industrial Heat, открытой инвестиционной конторой Cherokee, занимающейся покупкой недвижимости и очищающей старые промзоны для новой застройки. В 2015 году генеральный директор Cherokee, Том Дарден [Tom Darden], по образованию юрист и специалист по окружающей среде, назвал Industrial Heat «источником финансирования для изобретателей НЭЯР».

Дарден говорит, что Cherokee запустила Industrial Heat, поскольку в инвестиционной компании верят, что технология НЭЯР достойна исследований. «Мы были готовы ошибаться, мы готовы были вложить время и ресурсы, чтобы узнать, может ли эта область оказаться полезной в нашей миссии по предотвращению загрязнения [окружающей среды]», говорит он.

А в это время Industrial Heat и Leonardo поругались, и теперь судятся друг с другом по поводу нарушений соглашения. Росси получил бы $100 млн, если бы годовой тест его системы мощностью в 1 МВт оказался успешным. Росси говорит, что тест закончен, но в Industrial Heat так не считают, и опасаются, что устройство не работает.

Нагель говорит, что E-Cat привнёс в область НЭЯР энтузиазм и надежду. В 2012 году он утверждал, что, по его мнению, Росси не был мошенником, «но мне не нравятся некоторые его подходы к тестированию». Нагель считал, что Росси должен был действовать более аккуратно и прозрачно. Но в то время Нагель сам считал, что устройства на принципе НЭЯР появятся в продаже к 2013 году.

Росси продолжает исследования и объявил о разработках других прототипов. Но он мало что рассказывает о своей работе. Он говорит, что устройства мощностью в 1 МВт уже находятся в производстве, и он получил «необходимые сертификаты» для их продажи. Домашние устройства, по его словам, пока ещё ожидают сертификации.

Нагель говорит, что после спада радостного настроения, связанного с объявлениями Росси, к НЭЯР вернулся статус-кво. Доступность коммерческих генераторов НЭЯР отодвинулась на несколько лет. И даже если устройство выдержит проблемы воспроизводимости и будет полезным, его разработчикам предстоит жестокая битва с регуляторами и принятием его пользователями.

Но он сохраняет оптимизм. «НЭЯР могут стать коммерчески доступными ещё до их полного понимания, как было с рентгеном», говорит он. Он уже оборудовал лабораторию в Университете им. Джорджа Вашингтона для новых экспериментов с никелем и водородом.

Научные наследия

Многие исследователи, продолжающие работать над НЭЯР – это уже состоявшиеся учёные на пенсии. Для них это непросто, поскольку годами их работы возвращали непросмотренными из мейнстримовых журналов, а их предложения о докладах на научных конференциях не принимали. Они всё сильнее волнуются по поводу статуса этой области исследований, поскольку их время истекает. Им хочется либо зафиксировать своё наследие в научной истории НЭЯР, либо хотя бы успокоиться тем, что их инстинкты их не подвели.

«Очень неудачно вышло, когда холодный синтез впервые был опубликован в 1989 году как новый источник энергии синтеза, а не просто как некая новая научная диковина», говорит электрохимик Мелвин Майлс [Melvin H. Miles]. «Возможно, исследования могли бы идти как обычно, с более аккуратным и точным изучением».

Бывший исследователь в Центре воздушно-морских исследований на базе Чайна Лейк, Майлс иногда работал с Флейшманом, умершим в 2012 году. Майлс считает, что Флейшман и Понс были правы. Но и сегодня он не знает, как можно сделать коммерческий источник энергии для системы из палладия и дейтерия, несмотря на множество экспериментов, в ходе которых было получено избыточное тепло, коррелирующее с получением гелия.

«Зачем кто-то будет продолжать исследования или интересоваться темой, которую 27 лет назад объявили ошибкой? – спрашивает Майлс. – Я убеждён, что холодный синтез когда-нибудь признают ещё одним важным открытием, которое долго принимали, и появится теоретическая платформа, объясняющая результаты экспериментов».

Ядерный физик Людвик Ковальский, почётный профессор из Монтклэрского государственного университета соглашается, что холодный синтез стал жертвой неудачного старта. «Я достаточно стар, чтобы помнить эффект, произведённый первым объявлением на научное сообщество и на общественность», говорит Ковальский. Временами он сотрудничал с исследователями НЭЯР, «но мои три попытки подтвердить сенсационные заявления были неудачными».

Ковальский считает, что первый позор, заработанный исследованием, вылился в бОльшую проблему, неподобающую для научного метода. Справедливы или нет исследователи НЭЯР, Ковальский всё ещё считает, что стоит докопаться до чёткого вердикта «да» или «нет». Но его не найти до тех пор, пока исследователей холодного синтеза считают «эксцентричными псевдоучёными», говорит Ковальский. «Прогресс невозможен, и никто не выигрывает от того, что результаты честных исследований не публикуются, и никто не проверяет их независимо в других лабораториях».

Время покажет

Даже если Ковальский получит однозначный ответ на свой вопрос и заявления исследователей НЭЯР подтвердятся, дорога к коммерциализации технологии будет полна препятствий. Многие стартапы, даже с надёжной технологией, проваливаются по причинам, не связанным с наукой: капитализация, движение ликвидности, стоимость, производство, страховка, неконкурентноспособные цены, и т.п.

Возьмём, к примеру, Sun Catalytix. Компания вышла из MIT при поддержке твёрдой науки, но пала жертвой коммерческих атак до того, как вышла на рынок. Она была создана для коммерциализации искусственного фотосинтеза, разработанного химиком Дэниелом Носерой [Daniel G. Nocera], работающим ныне в Гарварде, для эффективного преобразования воды в водородное топливо при помощи солнечного света и недорогого катализатора.

Носера мечтал, что полученный таким образом водород сможет питать простые топливные ячейки и давать энергию домам и деревням в отсталых регионах мира, не имеющих доступа к энергосетям, и давая им возможность наслаждаться современными удобствами, улучшающими уровень жизни. Но на разработку потребовалось гораздо больше денег и времени, чем казалось сначала. Через четыре года Sun Catalytix бросила попытки коммерциализации технологии, занялась изготовлением потоковых батарей, и потом в 2014 году её купила Lockheed Martin.

Неизвестно, тормозят ли развитие компаний, занимающихся НЭЯР, такие же препятствия. К примеру, Уилк, органический химик, следивший за прогрессом Миллса, озабочен желанием понять, основаны ли попытки коммерциализации BLP на чем-то реальном. Ему просто нужно знать, существует ли гидрино.

В 2014 Уилк спросил Миллса, изолировал ли тот гидрино, и хотя Миллс уже писал в работах и патентах, что ему это удалось, он ответил, что такого ещё не было, и что это было бы «очень большой задачей». Но Уилку кажется иное. Если процесс создаёт литры гидринного газа, это должно быть очевидным. «Покажите нам гидрино!», требует Уилк.

Уилк говорит, что мир Миллса, и вместе с ним мир других людей, занимающихся НЭЯР, напоминает ему один из парадоксов Зенона, который говорит об иллюзорности движения. «Каждый год они преодолевают половину расстояния до коммерциализации, но доберутся ли они до неё когда-нибудь?». Уилк придумал четыре объяснения для BLP: расчёты Миллса верны; это мошенничество; это плохая наука; это патологическая наука, как называл её нобелевский лауреат по физике Ирвинг Ленгмюр.

Ленгмюр изобрёл этот термин более 50 лет назад для описания психологического процесса, в котором учёный подсознательно отдаляется от научного метода и так погружается в своё занятие, что вырабатывает невозможность объективно смотреть на вещи и видеть, что реально, а что нет. Патологическая наука – это «наука о вещах, не таких, какими они кажутся», говорил Ленгмюр. В некоторых случаях она развивается в таких областях, как холодный синтез/НЭЯР, и никак не сдаётся, несмотря на то, что признаётся ложной большинством учёных.

«Надеюсь, что они правы», говорит Уилк про Миллса и BLP. «В самом деле. Я не хочу их опровергать, я просто ищу истину». Но если бы «свиньи умели летать», как говорит Уилкс, он бы принял их данные, теорию и другие предсказания, следующие из неё. Но он никогда не был верующим. «Думаю, если бы гидрино существовали, их бы обнаружили в других лабораториях или в природе много лет назад».

Все обсуждения холодного синтеза и НЭЯР заканчиваются именно так: они всегда приходят к тому, что никто не выпустил на рынок работающего устройства, и ни один из прототипов в ближайшем будущем нельзя будет поставить на коммерческие рельсы. Так что время будет последним судьёй.

http://lenr.seplm.ru/articles/molodoi-no-rannii-karerist-evgenii-tsygankov-oblivaet-pomoyami-khyas

http://brights-russia.org/blog/odyssey/creeping-cold-fusion.html

   Цыганков Евгений

08.12.2016г.

Ползучий холодный синтез



23 октября на сайте газеты «Коммерсантъ» был опубликован материал под названием «Философский порошок», в котором рассказывается об «открытии и даже патентации новой технологии, позволяющей превращать один химический элемент в другой». В деталях того, как «трансмутация» может открыть «новую главу в ядерной физике и новую перспективу», разбирался «Огонёк». Со своей стороны попробуем разобраться, откуда поползла эта очередная реинкарнация холодного синтеза в новой обёртке, могут ли шарлатаны действовать в стенах одного из ведущих университетов страны и стенах Российской академии наук, проводить там семинары и публиковаться в рецензируемых журналах.

Сперва обратимся к некоторым выдержкам из материала «Философский порошок»:

Когда рассказывают о превращении одного атома в другой — это, конечно, алхимия, — говорит Алла Корнилова, кандидат физико-математических наук, директор инновационного центра физического факультета МГУ, — но мы занимаемся превращением одного ядра в другое. Наверное, это алфизика. И мы научились это делать.

По словам Аллы Корниловой, она умеет превращать одни изотопы в другие. Ну, например, радиоактивные — в нерадиоактивные, то есть решая таким образом проблему ядерных отходов. А ещё может получать очень редкие изотопы (1 грамм стоит десятки и сотни тысяч долларов), которые критически важны для медицины, атомной энергетики, космического приборостроения. Их промышленное производство — ресурс для процветания страны.
Совсем недавно, в июне, прошел научный семинар в Институте общей физики им. А.М. Прохорова РАН. Были учёные из других институтов, академики, представители Минпромторга и Росатома. Владимир Кащеев, директор научно-технологического отделения по обращению с отработанным ядерным топливом и радиоактивными отходами Высокотехнологического НИИ неорганических материалов им. академика А.А. Бóчвара (это один из основных институтов госкорпорации по атомной энергии «Росатом»), заявил, что их экспертиза подтвердила действенность технологии Корниловой по дезактивации жидких ядерных отходов.
Физико-химическая общественность заволновалась, прошёл семинар в Физическом институте им. П.Н. Лебедева. Потом встреча на биологическом факультете МГУ с академиком Михаилом Кирпичниковым, деканом биологического факультета МГУ, заведующим отделом биоинженерии Института биоорганической химии им. академиков М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова. Итог: биологи объявили, что планируют работать с Корниловой и повторить её эксперименты. Затем Аллу Александровну Корнилову пригласили на приём к заместителю генерального директора «Росатома» Вячеславу Першукову…
Действительно, такие семинары имели место быть. Один состоялся 6 июня 2016 года в институте общей физики имени А.М. Прохорова, а второй, в стенах ФИАН имени П.Н. Лебедева, прошёл 17 июня. На первом были прочитаны доклады «Нелинейное тушение радиоактивности 137Cs» и «Деактивация нуклидов в растущих биологических системах», на втором — «Нелинейное тушение радиоактивности цезия-137 в биологических системах и при лазерной абляции в жидкостях». Всё это выглядит так, будто физическое сообщество признало чудеса, однако, как всегда в таких случаях бывает, есть подвох, который перечёркивает эти результаты. Заявления из цитаты выше о встречах Аллы Корниловой с людьми из МГУ имени М.В. Ломоносова, РАН и заместителем генерального директора «Росатом» подтвердить не удаётся, они остаются на совести авторов материала «Философский порошок». Читаем материал дальше:

То, что делает Корнилова, принято называть холодным ядерным синтезом при низких энергиях. Другими словами, речь идет о ядерных реакциях, которые происходят при комнатной температуре. В начале 1990-х годов государственные программы, которые финансировали исследования в этой области в разных странах мира, были прекращены после нескольких провалившихся сенсаций. У научной общественности выработалась аллергия на любые заявления об опытах по холодному ядерному синтезу.
Холодный синтез? Немного обратимся к истории.

Датой рождения холодного синтеза можно считать 1989 год. Тогда в англоязычной прессе была обнародована информация о сообщении Мартина Флейшмана и Стенли Понса (Martin Fleischmann and Stanley Pons), в котором заявлялось об осуществлении ядерного синтеза в следующей установке: по палладиевым электродам, опущенным в тяжёлую воду (с двумя атомами дейтерия вместо водорода, D2O), проходит ток, в результате чего один из электродов плавится. Флейшман и Понс дают такую трактовку происходящему: электрод плавится в результате выделения слишком большой энергии, источником которой является реакция слияния ядер дейтерия. Ядерный синтез, таким образом, якобы происходит при комнатной температуре. Журналисты назвали явление «cold fusion», в русскоязычном варианте холодный синтез стал почему-то «холодным термоядом», хотя фраза содержит явное внутреннее противоречие. И если в некоторых СМИ новоявленный холодный синтез могли встречать тепло, то в научном сообществе к заявлению Флейшмана и Понса отнеслись весьма прохладно. На состоявшейся менее чем через месяц международной встрече, на которую был приглашён и Мартин Флейшман, заявление было критически рассмотрено. Самые простые соображения указывали на невозможность протекания в такой установке ядерного синтеза. Например, в случае реакции d + d → 3He + n для мощностей, о которых шла речь в установке Понса и Флейшмана, имел бы место поток нейтронов, в течение часа обеспечивающий экспериментатору смертельную дозу облучения. Присутствие самого Мартина Флейшмана на встрече прямым образом указывало на фальсификацию результатов. Тем не менее, в ряде лабораторий поставили аналогичные опыты, по итогам которых никаких продуктов реакций ядерного синтеза обнаружено не было. Это, однако, не помешало одной сенсации породить целое сообщество адептов холодного синтеза, которое функционирует по своим правилам и по сей день.

Новую жизнь в холодный синтез в 2009 году вдохнул Андреа Росси (Andrea Rossi) и его установка «E-cat» («Energy catalyzer»), устройство которой является коммерческой тайной, но в которой якобы протекает реакция p + Ni → Cu в присутствии катализатора неизвестного состава. Публичная демонстрация установки состоялась в 2011 году, в процессе которой все участники оказались живы-здоровы, что также является прямым свидетельством фальсификации результатов. Если в установке Понса и Флейшмана в случае реального протекания реакций синтеза неизбежно возникал бы опасный для жизни поток нейтронов, то в установке Росси неизбежным бы было гамма-излучение, возникающее из-за распада радиоактивного изотопа меди 29Cu. Как и в случае Флейшмана и Понса, всё это не помешало адептам начать развивать новое направление в холодном синтезе. Они спокойно «воспроизводят» результаты друг друга (вот, например, якобы воспроизведение результатов Андреа Росси неким Александром Пархомовым в России), публикуют статьи в основанных ими же или сторонниками их идей журналах, проводят конференции и тому подобное.

В свете этого нижеследующее утверждение выглядит совершенно пустым:

Тем не менее ученые по всему миру продолжали исследовать ядерный синтез при низких энергиях и ежегодно собираться на конференции. Например, в прошлом году на конференции в Падуе было 500 человек. Их можно было бы счесть заигравшимися романтиками, если бы не серьёзное финансирование от мировых гигантов — Airbus, Toyota, Mitsubishi, ST Microelectronics, IS Tech и других.
Поскольку на таких самозванных конференциях собираются и устраивают «междусобойчик» сторонники холодного синтеза и никакого статуса такие конференции по факту не имеют. Финансирование холодного синтеза, которое иногда имеет место быть и со стороны «мировых гигантов», говорит только о том, что далеко не все люди, обладающие большими финансовыми средствами, разбираются в науке.

Ознакомимся подробнее с «технологией» Аллы Корниловой:

Я придумала опыт: если создать некую реакцию ядерного синтеза, которая будет завершаться получением этого редкого изотопа, то у меня есть инструмент, совершенно точно его определяющий. Что мне надо сделать? Обычное железо — это распространенный элемент железо-56. 56 — значит, у него в ядре 56 нуклонов. Железо-57 тяжелее на один нейтрон. Как мне его получить? В таблице Менделеева перед 56-м железом находится элемент марганец-55. Если я каким-то образом к ядру марганца-55 добавлю один протон и один нейтрон — это будет железо-57. И если я проведу такую реакцию и обнаружу железо-57, то это будет ядерный синтез при низких энергиях. Если природа это позволяет.
Культура усваивает марганец и сама производит железо, потому что оно необходимо ей для жизни, — рассказывает Корнилова, — тут связь такая: живой культуре нужен кислород, но ей также необходимо что-то, что его подхватит и принесет на нужное место в органической молекуле. Это и есть железо, которое создаст возможность осуществления окислительно-восстановительной реакции. Дальше всё просто: в среде, куда мы помещаем культуру, нет никакого железа, в условиях марганца и дейтерия она очень плохо растёт, ей не хватает кислорода. И, чтобы выжить, она начинает делать невероятное: объединять эти два изотопа — дейтерий и марганец. Почему она это делает? Это последний вариант выжить. Мы её душим двумя факторами, и она создаёт железо, которое может принести ей кислород, а кислород позволит ей развиваться. Для этого культура и делает невозможное — реакцию ядерного синтеза: два ядра объединяются. Жизнь — это способ получения новых ядер, которые необходимы данной культуре для роста.
Нам нужно было показать, — говорит Алла Александровна, — что помимо задачи получения новых изотопов и проведения реакции ядерного синтеза возможно решить важную проблему, которая волнует всё человечество.
Отмечаем здесь, что нацеленность на решение фундаментальных научных проблем и глобальных общественных задач путём внедрения технологий, у которых отсутствует теоретическая проработка, независимая проверка и экспертиза — один из характерных признаков псевдонауки.

В 1996 году, в год 10-летия Чернобыля, учёный-теоретик, который работал с Корниловой, профессор, заведующий кафедрой математики и теоретической радиофизики радиофизического факультета Киевского национального университета им. Тараса Шевченко Владимир Высоцкий обратился в Институт ядерной физики в Киеве с предложением попробовать провести эксперимент на жидких радиоактивных отходах. Два специалиста института ставили опыты в лаборатории «Укрытие» в Чернобыле. По словам Корниловой, эти опыты показали, что 30 лет периода полураспада радиоактивного цезия свелись к… 250-300 дням, то есть реакция как бы ускорилась в 30-35 раз!
Но именно такой эксперимент через 20 лет — в апреле 2016 года — подтвердил НИИ неорганических материалов им. академика А.А. Бочвара. Исследовательский институт крупнейшей госкорпорации страны. Результат — положительный. И опять тот же вопрос: как такое возможно?
Как такое возможно? Очень просто, если имеет место фальсификация результатов. Подтверждением апробации способов в лаборатории в Чернобыле являются только слова сторонников холодного синтеза, сам Владимир Высоцкий издавал совместные книги с Аллой Корниловой, то есть является заинтересованной стороной. Например, в 2003 году издана книга «Ядерный синтез и трансмутация изотопов в биологических системах», в 2004 году — статья «Физические основы долговременной памяти воды» в вестнике МГУ. Научный уровень НИИ имени академика А.А. Бочвара и его директора Владимира Кащеева не ясен, его могли просто обмануть, уговорить поддержать сторонников холодного синтеза и так далее.

Попытка найти мероприятия, в которых участвовал ряд упомянутых лиц, сразу увенчивается успехом. «Алхимия на этапе промышленного внедрения», материал на сайте информационного агентства Regnum, на основе доклада Аллы Корниловой на конференции «Экологические угрозы и национальная безопасность России», которая прошла в Москве в Международном независимом эколого-политологическом университете имени Н.Н. Моисеева (Академия МНЭПУ) 14−16 сентября 2016 года.

В начале материала мы видим фотографию с подписью «Мартин Флейшман (слева), Алла Корнилова и Жан-Поль Биберян на 11-й Международной конференции по низкоэнергетическим ядерным реакциям, Марсель, Франция, 2004 год», что развеивает любые сомнения о том, имеет или не имеет директор инновационного центра МГУ имени М.В. Ломоносова к сообществу сторонников холодного синтеза или нет. Там же мы узнаём, что Алла Корнилова является академиком РАЕН.

Обращаем внимание на следующие слова: «В 1989 году, сразу после сенсационного заявления знаменитого английского электрохимика Мартина Флейшмана и его американского коллеги Стенли Понса о том, что им удалось создать реактор холодного синтеза, к нам в лабораторию пришли официальные представители Кремля, которые курировали науку, и поручили провести серию исследований и показать, имеет место низкотемпературный синтез, о котором заявили авторы, либо его нет».

Позволю себе высказать предположение, что это событие стало отправной точкой для обращения Аллы Корниловой в веру в существование холодного синтеза. По стенограмме можно сказать, что она рассказывает свою «историю успеха», упоминая и свои «эксперименты» с марганцем и цезием, говорит о взаимодействии с Владимиром Высоцким и эксперименте в лаборатории в Чернобыле, выдвигает стандартные аргументы адептов холодного синтеза и подводит базу под необходимость своей технологии для решения проблемы радиоактивных отходов. Из доклада можно узнать такой любопытный факт, что её статью, которая была направлена в журнал Nature, отклонили.

Лекция заканчивается рядом характерных утверждений:

Хотелось бы еще рассказать про то, как Массачусетский технологический институт, а сегодня это университет № 1 в мире, в котором на данный момент работают 35 нобелевских лауреатов, в марте 2014 года провел конференцию, посвященную 25-летию открытия холодного синтеза (25th Anniversary of Cold Fusion at MIT Sees Major Progress Toward Real Energy Solutions). Наша работа там докладывалась, включая теоретическое обоснование, в очень полном объеме.
Сам Массачусетский технологический институт не организовывал данную конференцию, максимум, что могло иметь место, — её провело в стенах MIT само сообщество сторонников холодного синтеза, арендовав помещение, хотя и в этом есть сомнения — конференции могли просто дать такое название. На сайте MIT никаких анонсов о проведении подобных конференций вы, само собой, не найдёте. Очевидно, что и Нобелевские лауреаты к этому действу отношения не имеют.

Я не буду ругать наших академиков, нашу научную элиту за отношение к холодному синтезу. Лучше я вам приведу два высказывания Эрнеста Резерфорда, основателя ядерной физики, атомной физики. В 1930 году в ответ на вопрос журналиста о перспективе использования энергии ядра Резерфорд заявил: «Расщепление атома — это всего лишь наиболее элегантный эксперимент. Элегантность его в том и состоит, что он не имеет никакого практического применения». А в 1937 году перед ним поставили вопрос: «Как вы думаете, когда открытая вами ядерная энергия найдет практическое применение?» Резерфорд коротко ответил: «Никогда!»

Это Резерфорд, и ему не было стыдно ошибаться. А почему наши должны стыдиться? Если кто-то что-то не понял — давайте разбираться. Я призываю всех к совместному коллективному мышлению, получению всех сведений, всех аномалий, которые могут появиться в вашей работе. Если вы работали и что-то у вас не складывалось, никогда не бросайте, доводите дело до конца. В любом случае, это связано с каким-то открытием, потому что грамотному человеку в его мысли не закладываются случайности. Верьте в это! Спасибо всем за внимание.
Это так называемая «уловка Галилея»: если идею отвергает какое-то сообщество, то она обязательно верна. В данном случае речь идёт о научном сообществе, в котором холодный синтез считается так называемой «патологической наукой». Однако из случая с Галилеем не следует, что во всех схожих ситуациях правы люди, идеи которых не принимает какое-либо сообщество, в нашем случае это Алла Корнилова. Также обстоит дело и с ответом Резерфорда: из него нельзя сделать никаких выводов о текущем рассматриваемом вопросе, он должен решаться независимой проверкой результатов в научных коллективах высокого уровня, представители которых не имеют отношения к лагерю холодного синтеза.

« Последнее редактирование: Декабрь 13, 2016, 04:02:54 pm от Шестопалов Анатолий Васильевич »

ПРОДОЛЖЕНИЕ,
начало http://deepoil.ru/forum/index.php/topic,46.msg14214.html#msg14214



Далее обращаем внимание на другой материал информационного агентства Regnum. Заметка Александра Просвирнова «Какая ядерная энергетика нужна России, чтобы сделать всех» от 27 октября 2016 года, в которой он подводит базу под необходимость внедрения прорывных технологий на базе холодного синтеза. И здесь бóльший интерес представляет сама персона, а не текст заметки. Автор — создатель либо один из организаторов (сделать окончательное утверждение имеющаяся в открытом доступе информация не позволяет) сайта ХТЯ и ШМ, посвящённого проблемам холодного синтеза и шаровой молнии. На сайте публикуются анонсы конференций и семинаров, статьи и новости из мира холодного синтеза. Шаровая молния приплетена сюда, вероятно по следующей банальной причине: она является реально существующим, но не имеющим основательного теоретического объяснения феноменом. Холодный синтез трактуется адептами аналогично. В разделе «фотографии» на этом сайте можно увидеть смешную схему шаровой молнии с одной из конференций сообщества. На недавнем мероприятии от 30 ноября был сделан обзор книги с главами вроде «Иерархия математических моделей эфира. Энергия эфира. Уравнения состояния», «Разрывы в эфире. Эффекты квантования»… То есть ХТЯ и ШМ — самая что ни на есть «патологическая наука» в чистом виде.

Теперь мы обратимся к ещё одному материалу информационного агентства Regnum от 12 августа 2016 года. «“Россия — лидер научной революции”. А почему шёпотом?», докладу Степана Андреева, учёного секретаря Федерального государственного бюджетного учреждения Института общей физики им. А.М. Прохорова РАН, председателя совета молодых учёных Отделения физических наук РАН, члена редколлегии журнала «Прикладная физика», с 2012 года — участника межведомственной рабочей группы по направлению «Механизмы поддержки научно-образовательной сферы» при Совете при Президенте Российской Федерации по науке и образованию.

Занимаясь исследованиями лазерной абляции, группа Шафеева обнаружила, что если в качестве жидкости используется раствор солей радиоактивного элемента, например, цезия или урана, то после продолжительного лазерного воздействия на коллоид наночастиц, помещенных в этот раствор, его радиоактивность заметно уменьшается.
Опишем кратко, как происходил эксперимент. Стеклянная кювета с водным раствором соли радиоактивного изотопа цезия-137, в который добавлены наночастицы золота в концентрации 1012 штук на миллилитр, облучалась через прозрачное дно лазерными импульсами. Энергия каждого импульса составляла 2 мДж, длительность — 10 нс, частота повторения 10 кГц. Характерное время облучения — десять часов. Чтобы прозрачное дно кюветы быстро не разрушалось, лазерный луч фокусировался не в одно и то же место, а сканировал по поверхности кюветы. Внешнее водяное охлаждение кюветы предотвращало закипание находящегося в ней радиоактивного раствора.
Предварительные измерения гамма-спектра кюветы с радиоактивным цезием-137 в течение 15 часов до начала облучения лазером показали, что концентрация цезия в кювете за это время не изменилась (что, с одной стороны, вполне ожидаемо, поскольку период полураспада цезия-137 много больше используемого времени наблюдения, а с другой стороны — этот факт указывает на отсутствие возможных путей ухода цезия из кюветы).
Всё это выглядит меньшим чудом, чем заявления Аллы Корниловой, но также доверия не вызывает. Заходим с другой стороны — пробуем понять, в каких отношениях находится автор с сообществом адептов холодного синтеза. Обнаруживаем, что он выступает с докладами на конференциях сообщества ХТЯ и ШМ и в последний раз присутствовал на подобном семинаре в конце ноября. Ни один уважающий себя физик на такие мероприятия не пойдёт (если только не с целью расследования и т.п.), следовательно, мы имеем дело с адептом. Об этом явственно говорят и материалы Андреева «Низкоэнергетические ядерные реакции — не объяснённая реальность» на сайте информационного агентства Regnum и «Запретные превращения элементов» в журнале «Химия и жизнь».

Теперь вернёмся к материалу «Философский порошок»:

В результаты, полученные ИОФ, тоже сначала не поверили. Год назад руководство РАН даже направило директору института академику Ивану Щербакову письмо с просьбой перестать заниматься ерундой. Звонили из Объединённого института ядерных исследований в Дубне и говорили, что готовы всё опровергнуть. Приехали со своим оборудованием, заставили переделать экспериментальную установку так, чтобы это соответствовало их стандартам. И провели совместный эксперимент, который… подтвердил результаты Шафеева. После этого Щербаков и собрал в своём институте конференцию, где проверенные результаты, полученные Корниловой и учёными из ИОФ, были представлены научной общественности.
Утверждение, что конференцию собрал академик Щербаков, выглядит крайне сомнительным. Первым автором докладов указан Степан Андреев, одновременно являющийся адептом холодного синтеза и учёным секретарём Федерального государственного бюджетного учреждения Института общей физики им. А.М. Прохорова РАН, который, как мне представляется, и организовал этот семинар в стенах Института общей физики именим А.М. Прохорова РАН. Характерно, что среди авторов Алла Корнилова и Владимир Кащеев, который успешно влился в сообщество холодного синтеза и сделал доклад на последнем семинаре ХТЯ и ШМ. Таким же выглядит и семинар, состоявшийся 17 июня в стенах ФИАН имени П.Н. Лебедева — подставным.

В материале «Запретные превращения элементов» Степан Андреев рассматривает реальные, на его взгляд, примеры холодного синтеза. Среди них установка «E-Сat» Андреа Росси, эксперименты Аллы Корниловой, эксперименты по ускорению распада радиоактивных элементов под воздействием лазерных импульсов, а также эксперимент с электровзрывом вольфрамовой проволочки в вакууме. Из этого списка ещё ни разу не упоминался только последний эксперимент — разбираемся и с ним:

В 1922 году сотрудники химической лаборатории Чикагского университета Кларенс Айрион и Джеральд Вендт опубликовали работу, посвященную исследованию электровзрыва вольфрамовой проволочки в вакууме (G.L.Wendt, C.E.Irion, Experimental Attempts to Decompose Tungsten at High Temperatures. «Journal of the American Chemical Society», 1922, 44, 1887—1894).
Айрион и Вендт выполнили двадцать один эксперимент с электровзрывом. В результате каждого опыта в колбе образовывалось порядка 1019 частиц неизвестного газа. Спектральный анализ показывал, что в нем присутствовала характерная линия гелия-4. Авторы предположили, что гелий образуется в результате альфа-распада вольфрама, индуцированного электровзрывом. Напомним, что альфа-частицы, появляющиеся в процессе альфа-распада, представляют собой ядра атома 4He.
Публикация Айриона и Вендта вызвала большой резонанс в научном сообществе того времени. Сам Резерфорд обратил внимание на эту работу. Он выразил глубокое сомнение в том, что использовавшееся в эксперименте напряжение (35 кВ) достаточно велико, чтобы электроны могли индуцировать ядерные реакции в металле. Желая проверить результаты американских ученых, Резерфорд выполнил свой эксперимент — облучил вольфрамовую мишень пучком электронов с энергией 100 килоэлектронвольт. Резерфорд не обнаружил никаких следов ядерных реакций в вольфраме, о чем в достаточно резкой форме сделал короткое сообщение в журнале «Nature». Научное сообщество приняло сторону Резерфорда, работу Айриона и Вендта признали ошибочной и забыли на долгие годы.
Только спустя 90 лет за повторение опытов Айриона и Вендта взялся российский научный коллектив под руководством доктора физико-математических наук Леонида Ирбековича Уруцкоева.
Эксперименты группы Уруцкоева подтвердили основной вывод работы девяностолетней давности. Действительно, в результате электровзрыва вольфрама образовывалось избыточное количество атомов гелия-4 (порядка 1016 частиц). Если же вольфрамовую проволочку заменяли на железную, то гелий не образовывался. Заметим, что в экспериментах на установке «ГЕЛИОС» исследователи зафиксировали в тысячу раз меньше атомов гелия, чем в экспериментах Айриона и Вендта, хотя «энерговклад» в проволочку был приблизительно одинаков. С чем связано такое отличие — ещё предстоит выяснить.
Во время электровзрыва материал проволочки распылялся на внутреннюю поверхность взрывной камеры. Масс-спектрометрический анализ показал, что в этих твердых остатках наблюдался дефицит изотопа вольфрама-180, хотя в исходной проволочке его концентрация соответствовала природной. Этот факт также может свидетельствовать о возможном альфа-распаде вольфрама или другого ядерного процесса при электровзрыве проволочки (Л.И. Уруцкоев, А.А. Рухадзе, Д.В. Филиппов, А.О. Бирюков и др. Исследование спектрального состава оптического излучения при электрическом взрыве вольфрамовой проволочки. «Краткие сообщения по физике ФИАН», 2012, 7, 13—18).
Справедливо отмечено, что Резерфорд и другие исследователи не обнаружили следов ядерных реакций в своих экспериментах. Что же касается статьи, опубликованной Л.И. Уруцкоевым и соавторами в «Краткие сообщения по физике ФИАН», то здесь мы также заходим с другой стороны и понимаем, что автор из среды сообщества ХТЯ и ШМ и участвует в его семинарах (к некоторым докладам можно даже посмотреть «методические заметки»), что нивелирует один из примеров, рассматриваемых Степаном Андреевым. По экспериментам по якобы ускорению распада радиоактивных элементов под воздействием лазерных импульсов, которые Степан Андреев продвигает сам, можно заключить следующее: к их результатам и предлагаемому объяснению можно было бы отнестись с минимальным доверием, если бы он в целом открещивался от холодного синтеза и не имел отношения к сообществу его сторонников. Поскольку налицо обратное, то имеет место дилетантизм или фальсификация результатов.

Наименее просто разобраться с предлагаемым теоретическим объяснением «явлений» холодного синтеза. Смотрим на представленное в материале «Запретные превращения элементов»:

В работах доктора физико-математических наук, профессора Владимира Ивановича Манько и соавторов показано, что в определённых состояниях квантовой частицы (так называемых когерентных коррелированных состояниях) произведение неопределённостей может на несколько порядков превышать постоянную Планка. Следовательно, для квантовых частиц в таких состояниях вероятность преодоления кулоновского барьера будет возрастать.

Если в когерентном коррелированном состоянии окажутся одновременно несколько ядер различных химических элементов, то в этом случае может протекать некий коллективный процесс, приводящий к перераспределению протонов и нейтронов между ними. Вероятность такого процесса будет тем больше, чем меньше разница энергий начального и конечного состояний ансамбля ядер. Именно это обстоятельство, по-видимому, и определяет промежуточное положение низкоэнергетических ядерных реакций между химическими и «обычными» ядерными реакциями.
Читаем аналогичное в комментарии к материалу «Философский порошок»:

Своё теоретическое обоснование эффектов Корниловой «Огоньку» изложил профессор, завкафедрой математики и теоретической радиофизики факультета радиофизики, электроники и компьютерных систем Киевского национального университета имени Тараса Шевченко Владимир Высоцкий. По его словам, эксперименты Корниловой вполне объясняются в рамках традиционной квантовой механики. В частности, теми моделями, которые были доказаны ещё в начале 30-х годов Говардом Робертсоном и Эрвином Шрёдингером.

«Все знают, насколько сложно строительство циклотронов, ускорителей, — говорит Высоцкий. — А тут в живой культуре те же самые эффекты. Но они не рушат базовые понятия в ядерной физике. Просто это некоторая её область, которая всегда существовала, но была не замечена в процессе развития науки: все гнались за большими мощностями. У нас и в ядерном реакторе в принципе происходит то, что называется прохождением сквозь тоннельный барьер, это всё равно что карандаш просунули сквозь стенку, не нарушая стенки. Но обычно вероятность таких процессов при низкой температуре крайне мала. Однако есть особые состояния, которые называются когерентные коррелированные состояния. Это когда частица в среднем имеет очень маленькую энергию, но резко возрастает вероятность флуктуаций энергии. В этом случае энергия частицы на короткое (но достаточное для реакции) время становится в тысячи и миллионы раз больше средней. Такие состояния сами по себе образоваться не могут. Но их можно организовать. Самое простое описание такое: частица находится в некой потенциальной яме. Если мы начинаем эту яму немножко деформировать: сжимать, разжимать, колебать, уменьшать или увеличивать размер в небольших пределах по определенным законам, то это приводит к формированию таких состояний, и при этом вероятность формирования очень больших флуктуаций энергии возрастает в миллионы раз. Мы провели многочисленные исследования возможных методов формирования этих состояний. Результаты опубликованы в десятках статей в международных физических журналах, об этом рассказывается в учебнике по квантовой механике, по которому я читаю лекции студентам. Оказалось, что эти состояния могут реализоваться не только в физических системах, но и в разных участках живой культуры, когда она растёт. На короткое время возникают нестационарные потенциальные ямы на наноуровне, то есть на уровне отдельных атомов, молекул или их ансамблей. Такие наноямы возникают, например, в процессе репликации ДНК, при делении клеток, при столкновении биомолекул… Живые организмы можно представить как миллионы маленьких ядерных реакторов, которые непрерывно возникают и исчезают. В каждом таком микрореакторе с какой-то вероятностью частица получает большую энергию, ее достаточно для того, чтобы пройти сквозь кулоновский барьер и осуществить ядерную реакцию. Сделать то, для чего строят гигантские ускорители. Образно говоря, природа сама построила себе реактор, который позволяет синтезировать вещество, необходимое ей для жизни».
Что тут правда, а что нет? Не стоит забывать, что Владимир Высоцкий имеет прямое отношение к сообществу холодного синтеза, в частности, общие труды с Аллой Корниловой. Под когерентным состоянием в данном случае понимается когерентное состояние из квантовой механики, по определению являющееся собственным состоянием оператора уничтожения. Одно из свойств таких состояний следующее: произведение дисперсий координаты и импульса принимает минимальное допустимое соотношением неопределённостей Гейзенберга значение. Когерентные коррелированные состояния были введены в статье В.В. Додонова и В.И. Манько «Generalized uncertainty relation and correlated coherent states», опубликованной в Physics Letters A, в которой они рассмотрели введённые состояния и получили соотношение неопределённостей для более общего случая, которое теперь стало содержать «коэффициент корреляции». Как частный случай рассмотрено соотношение неопределённостей координата-импульс (коэффициент корреляции для этого частного случая определён как среднее от произведения минус произведение средних, разность делится на произведение среднеквадратичных отклонений координаты и импульса [«Инварианты и эволюция нестационарных квантовых систем», М.: Наука, 1987, с. 89]). Обратимся к одной из книг авторов, в которой обсуждаются такие состояния («Инварианты и эволюция нестационарных квантовых систем», М.: Наука, 1987, с. 94.):

« Последнее редактирование: Декабрь 11, 2016, 01:07:47 am от Шестопалов Анатолий Васильевич »

ПРОДОЛЖЕНИЕ,
начало http://deepoil.ru/forum/index.php/topic,46.msg14215.html#msg14215

…мы можем перебрать состояния осциллятора, для которых имеет место сжатие, но нет корреляции координаты и импульса, или, наоборот, дисперсия безразмерных координаты и импульса одинаковы, но существует корреляция. <...> Следовательно, в построенном состоянии реализуется минимум произведения неопределённостей координаты и импульса, допускаемый соотношением неопределённостей Шрёдингера. При одинаковых дисперсиях безразмерных переменных p̂ и q̂ минимизация произведения неопределённостей координаты и импульса, допускаемых соотношением неопределённостей Гейзенберга, имеет место для когерентных состояний, для которых коэффициент корреляции равен нулю. <...> Состояние с неравным нулю коэффициентом корреляции мы называем коррелированным состоянием осциллятора.
То есть всевозможные принципы формирования таких состояний, «нестационарные потенциальные ямы на наноуровне», «живые организмы как микрореакторы», использование их в холодном синтезе и прочее — придумки Владимира Высоцкого, а на них совершенно бездумно ссылаются адепты, В.В. Додонов и В.И. Манько о таком даже не помышляли. Утверждения типа «несколько ядер в когерентном коррелированном состоянии», «мы начинаем эту яму немножко деформировать: сжимать, разжимать, колебать, уменьшать или увеличивать размер в небольших пределах по определённым законам, то это приводит к формированию таких состояний, и при этом вероятность формирования очень больших флуктуаций энергии возрастает в миллионы раз», «эти состояния могут реализоваться не только в физических системах, но и в разных участках живой культуры, когда она растет», «такие наноямы возникают, например, в процессе репликации ДНК, при делении клеток, при столкновении биомолекул» и все тексты, содержащие такие обороты, имеют отношение не к науке, а скорее к известному генератору постмодернизма. Стоит также отметить, что В.И. Манько вряд ли даже слышал о Владимире Высоцком и прочих сторонниках холодного синтеза и удивится тому, каким успехом пользуется в их кругу ряд его работ.

В процессе рассмотрения дела о ползучем холодном синтезе мы уже столкнулись с некоторыми работами адептов, опубликованными в журналах научного сообщества («Вестник МГУ», «Краткие сообщения по физике ФИАН», «Квантовая электроника»). Есть такие и у Владимира Высоцкого, в частности, пять работ в ЖЭТФ с «теоретизированием» по холодному синтезу. Тому, кто захочет разобраться с представленной в них математикой, придётся хорошо потрудиться, однако на эти работы стоит взглянуть с другой стороны: в них упоминаются различные эксперименты из области холодного синтеза, приводятся ссылки на такие же статьи. Например, в работе за 2015 год: G. Levi, E. Foshi, B. Hoistad, R. Pettersson, L. Tegner, and H. Essen, Lugano Report, Ot. 6, 2014. Observation of abundant heat production from a reactor device and of isotopic changes in the fuel — речь идёт, как легко понять, о реакторе «E-cat» Андреа Росси; Controlled Nucleosynthesis. Breakthroughs in Experiment and Theory, Series: Fundamental Theories of Physics, Vol. 156, S. Adamenko, F. Selleri, ed. by Alwyn van der Merwe, Springer (2007) — ссылка на книгу по холодному синтезу от автора, который с помощью трансмутации якобы получает сверхтяжёлые элементы (с атомной массой до нескольких тысяч); А.С. Агапов и соавт., Proceedings of 13th Russian LENTChE Conf., (Dagomys, 2004), 24 (2005) — прямая ссылка на конференцию по холодному синтезу. Также в списке ссылки на совместные работы с другими адептами, например с той же Аллой Корниловой. В свете всего вышесказанного допустимо предположить, что в работах Высоцкого просто произвольным образом комбинируются одни математические выражения с другими, в обход физического смысла, что характерно для псевдонаучных направлений в физике (ниспровергатели классической механики, переформулировщики электродинамики, борцы с частной и общей теориями относительности, эфирщики, торсионщики и т.п.).

В самом конце взглянем на видеодемонстрацию технологии Аллы Корниловой, подготовленную для информационного агентства Regnum. Не столько для того, чтобы в лишний раз убедиться, что в данном случае имеет место либо дилетантизм вкупе с верой и самообманом, либо фальсификация результатов, либо всё вместе сразу, сколько чтобы понять, какие люди в МГУ имени М.В. Ломоносова вовлечены в эту деятельность. Мурыгина В.П. с кафедры химической энзимологии, что сыплет, по заявлению в видеодемонстрации, соль 137Cs в колбы с питательной средой. Гайдамака С.Н., также с кафедры химической энзимологии, добавляющий в колбы «по 5 мл суспензии микроорганизмов». Иван Пелевин, оператор рентгенофлуоресцентного анализатора, определяющий «степень трансформации цезия в барий». Ануфриев Ю.В. из лаборатории электронной микроскопии, исследующий представленные образцы на предмет трансмутации. Видеодемонстрация чем-то напоминает биорезонансную диагностику, в которой что к прибору ни подключи, хоть табуретку, на выходе он выдаст диагноз, просто-напросто сформулированный на основе введённых в него жалоб. А тут какие вещества не используй, всегда, видимо, получишь картинки, говорящие о трансформации элементов.

Рассмотренный случай оставляет тягостное впечатление. В одном из ведущих университетов страны группа людей под началом директора инновационного центра Аллы Корниловой занимается трансмутацией элементов, учёный секретарь Федерального государственного бюджетного учреждения Института общей физики им. А.М. Прохорова РАН Степан Андреев, будучи в то же время сторонником холодного синтеза, организует семинары с стенах РАН, и вот они уже перетягивают на свою сторону Владимира Кащеева, директора одного из институтов госкорпорации «Росатом», который начинает выступать на семинарах ХТЯ и ШМ… Статьи людей из лагеря холодного синтеза спокойно принимают и публикуют в упомянутых ранее академических журналах. При такой формальной базе (должности, степени, статьи в научных журналах, наукообразное теоретическое объяснение от Высоцкого) обвести неподготовленного человека вокруг пальца эта компания сможет в два счёта. Если она в дальнейшем собирается заняться «петриковщиной», то представляет некую опасность, но, возможно, они и искренне веруют во все эти вещи. В любом случае, само по себе нахождение таких людей в академической среде совершенно ненормально (хотя почему-то существует некое смирение с тем, что есть академики РАМН, поддерживающие гомеопатию или антипрививочников, под видом гуманитарных дисциплин в ВУЗах могут задвигать чуть ли не экстрасенсорику и так далее, но так исторически сложилось, что в области физики средний научный уровень был неизменно выше) и требует разбирательств. Научное сообщество рассматривается как самоочищающееся, но если не очищать его от такого, то со временем оно просто загнётся.

Иллюстрация Анастасии Икусовой.

P.S. Непосредственно перед публикацией материала в руки попала заметка, из которой следует, что холодный синтез ползёт и в Сколково http://onr-russia.ru/content/%D1%85%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%BE%D1%8F%D0%B4-bubble-fusion

Шестопалов: Нефтянка рулит (платит за "помои")! Нужно отбивать вложенные деньги: три ледокола построили всего запланировано шесть и др. и т.п.


http://tv-novosti.ru/date/2016-12-13/rossiya/11-00
« Последнее редактирование: Декабрь 22, 2016, 01:25:41 am от Шестопалов Анатолий Васильевич »

Гидрид кремния (наводороженный кремний) газ силан SiH4, который никто еще не обнаружил потому что в нем происходят ядерные реакции (холодная трансмутация ядер)


https://youtu.be/sYrFAaBnWic

вертикальные разрывы в земной коре (дендриты Шестопалова) выделяют водород и вызывают пучение земной коры (горообразование)







« Последнее редактирование: Декабрь 13, 2016, 04:01:14 pm от Шестопалов Анатолий Васильевич »

Оффлайн Тимурзиев Ахмет Иссакович

  • Administrator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 3836
    • Альтернативная нефть
Речь идет о «красных курильщиках» Кызыл-Кумов, геологически известное явление, связанное с глубинной дегазацией Земли (вынос водорода, метана, наконец, силана по Д.Н. Тимофееву).

А про силан (у него есть еще нитронефть, см. журнал Глубинная нефть и его страничку на нашем форуме) нужно читать в оригинале у Д.Н. Тимофеева (см. КОНЦЕПЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ КОРЫ ЗЕМЛИ ОКЕАНОВ И АТМОСФЕРЫ ПОДВИЖНЫМ ВЕЩЕСТВОМ НА ОСНОВЕ КРЕМНИЯ – СИЛАНОВОЙ НЕФТЬЮ). http://conference.deepoil.ru/images/stories/docs/4KR/theses/Timofeev_Theses.pdf
Нефть рождается дважды: в недрах Земли и в голове Геолога...

Речь идет о «красных курильщиках» Кызыл-Кумов, геологически известное явление, связанное с глубинной дегазацией Земли (вынос водорода, метана, наконец, силана по Д.Н. Тимофееву).

А про силан (у него есть еще нитронефть, см. журнал Глубинная нефть и его страничку на нашем форуме) нужно читать в оригинале у Д.Н. Тимофеева (см. КОНЦЕПЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ КОРЫ ЗЕМЛИ ОКЕАНОВ И АТМОСФЕРЫ ПОДВИЖНЫМ ВЕЩЕСТВОМ НА ОСНОВЕ КРЕМНИЯ – СИЛАНОВОЙ НЕФТЬЮ). http://conference.deepoil.ru/images/stories/docs/4KR/theses/Timofeev_Theses.pdf
СПАСИБО, Ахмет Иссакович! Будем читать ...

   Тимофеев Дмитрий Николаевич
2016
Тимофеев Д.Н. на 5-х КЧ - нет
2015
Тимофеев Д.Н. Концепция образования коры Земли, океанов и атмосферы подвижным веществом на основе кремния - силановой нефтью. - Тезисы докладов Всероссийской конференции по глубинному генезису нефти "4-е Кудрявцевские чтения" (Москва, ЦГЭ, 19-21.10.2015г.)
http://conference.deepoil.ru/images/stories/docs/4KR/theses/Timofeev_Theses.pdf
2014
Тимофеев Д.Н. на 3-х КЧ - нет
Тимофеев Д.Н. Структура мантии Земли и синтез углеводородов в свете теории химических
процессов. // Электронный журнал "Глубинная нефть". -  2014, Том 2, N9. - c.1455-1469
http://journal.deepoil.ru/images/stories/docs/DO-2-9-2014/6_Timofeev_2-9-2014.pdf
Тимофеев Д.Н. Структура ядра Земли и происходящие в нём процессы. // Электронный журнал "Глубинная нефть", 2014, том 2, N4 - с.542-567.
http://journal.deepoil.ru/images/stories/docs/DO-2-4-2014/3_Timofeyev_2-4-2014.pdf
2013
Тимофеев Д.Н. Структура мантии Земли и синтез углеводородов в свете теории химических процессов. - Тезисы докладов Всероссийской конференции по глубинному генезису нефти "2-е Кудрявцевские чтения" (Москва, ЦГЭ, 21-23.10.2013г.)
http://conference.deepoil.ru/images/stories/docs/2kr_theses/Timofeev_Theses.pdf
http://conference.deepoil.ru/images/stories/docs/2kr_theses/2KR_Theses_Collection.pdf (сборник)
Тимофеев Д.Н. Концепция состава Земли в свете законов ядерной физики и химии // Электронный журнал "Глубинная нефть", 2013, том 1, N12. - с.1908-1921.
http://journal.deepoil.ru/index.php/2012-04-04-03-42-06/2013/1-12
Тимофеев Д.Н. Структура Земли и генерация углеводородов в свете законов ядерной физики, химии и химической термодинамики. // Электронный журнал "Глубинная нефть", 2013, том 1, N4. - с.421- 435.
http://journal.deepoil.ru/images/stories/docs/DO-1-4-2013/2_Timofeev_1-4-2013.pdf
2012
Тимофеев Д.Н. Структура Земли и генерация углеводородов в свете законов ядерной физики, химии и химической термодинамики. - Тезисы докладов Всероссийской конференции по глубинному генезису нефти "1-е Кудрявцевские чтения" (Москва, ЦГЭ, 22-25.10.2012г.)
http://conference.deepoil.ru/images/stories/docs/tema/102_Timofeyev_Theses.pdf
http://conference.deepoil.ru/images/stories/docs/1_KCH_all%20abstracts.pdf (сборник)
2011
Тимофеев Д.Н. Энергия вулканов и землетрясений в свете законов химии, ядерной физики и термодинамики, а также возможность предотвращения вулканических проявлений и землетрясений. - V Всероссийский симпозиум по вулканологии и палеовулканологии. Вулканизм и геодинамика. - Екатеринбург:  ИГГ УрО РАН 2011. - с.449-452.
http://deepoil.ru/index.php/bazaznaniy/item/54-тимофеев-дн.
Тимофеев Д.Н. Землетрясения и вулканические проявления в свете законов химии и химической термодинамики, возможность их обезвреживания. Шестые научные чтения Ю.П. Булашевича Геодинамика, глубинное строение, тепловое поле Земли, интерпретация геофизических полей. - Екатеринбург: ИГ УрО РАН, 2011г.
2009
Тимофеев Д.Н. Теория звёзд и планет в свете законов химии ядерной физики и термодинамики. - Пятые научные чтения Ю.П. Булашевича Геодинамика, глубинное строение, тепловое поле Земли, интерпретация геофизических полей. ИГ УрО РАН Екатеринбург 2009г.
Тимофеев Д.Н. Модель ядра планеты Земля и процессы, происходящие в нём. - Пузырёвские чтения-2009г Сейсмические исследования земной коры. ИГГ СО РАН Новосибирск 2009г.
« Последнее редактирование: Декабрь 14, 2016, 01:00:55 am от Шестопалов Анатолий Васильевич »


Тимофеев Д.Н. Структура Земли и генерация углеводородов в свете законов ядерной физики, химии и химической термодинамики. - Тезисы докладов Всероссийской конференции по глубинному генезису нефти "1-е Кудрявцевские чтения" (Москва, ЦГЭ, 22-25.10.2012г.)
http://conference.deepoil.ru/images/stories/docs/tema/102_Timofeyev_Theses.pdf
http://conference.deepoil.ru/images/stories/docs/1_KCH_all%20abstracts.pdf (сборник)
Цитата
В нижней мантии, в результате распада карбидов, нитридов, гидридов и оксидов от
тепла ядра Земли, образуются газообразные соединения NO, N2O, N2O4, N2O5, HCN, O3, N2H4,
C2H2, CH, HN3. При поднятии этих газообразных соединений, давление в них снижается, газы
расширяются, из-за этого охлаждаются. В условиях астеносферы по термодинамическим
характеристикам элементы этих газов наиболее стабильны в виде соединений с большим
молекулярным весом, которые получили название нитронефть
Конец цитаты
Шестопалов: Кто нитронефть назвал нитронефтью? Оказывается Тимофеев Д.Н. назвал! А пишет как будто уже все состоялось и кто-то там ее назвал ...
« Последнее редактирование: Декабрь 14, 2016, 01:48:43 am от Шестопалов Анатолий Васильевич »